April 9th, 2012

Григорий Явлинский: проблема 90-х актуальна и сегодня

Оригинал взят у luiza7 в Григорий Явлинский: проблема 90-х актуальна и сегодня
Григорий Явлинский: проблема 90-х актуальна и сегодня
// Вести в субботу с Сергеем Брилевым,08.04.2012 http://www.yabloko.ru/

Смотрите видео. Это очень интересно.

Ниже - текст интервью
http://www.yabloko.ru/2012/04/08


Цитата
10 апреля, думается, многие захотят поздравить с 60-летием Григория Алексеевича Явлинского. Конечно, у разных людей его имя ассоциируется с разным. Для кого-то он пламенный правозащитник, противник "первой чеченской". Для кого-то — главный лоббист закона о разделе продукции. Но без него российский политический горизонт и горизонтом-то не был. А протоколы декабрьских выборов явственно показали, что не по всей России, но, например, в Москве и Питере Явлинский продолжает пользоваться большой популярностью. Не пройдя в Госдуму, Явлинский возглавляет сейчас фракцию "Яблока" Заксобрании в Мариинском дворце в Петербурге.


Collapse )

Борис Немцов, о Явлинском в своей книге "Провинциал", 1997 г



Борис Немцов, о Явлинском в своей книге "Провинциал", 1997 г

Дорогие друзья!
Завтра - юбилей основателя партии "Яблоко", Григория Явлинского.


В связи с этим, мне хочется представить Вам возможность прочитать высказывания о Григории Алексеевиче, его работе, его программах, разных людей, в разное время
Читайте!

Я начинаю публикации с рассказа  Бориса Немцова о Григории Явлинском в его книге.

"Провинциал", Москва, "Вагриус-Нижегородский журнал", 1997 год.
http://www.yabloko.ru/Persons/YAVL/nem-prov.html"]http://www.yabloko.ru/Persons/YAVL/nem-prov.html

Это разные политики. Как показало время, совершенно разные.
Тем более интересен этот текст, 1997 года. Читайте.

"Явлинский — мой товарищ. И в этом смысле я совершенно не хочу говорить о каких-то его недостатках. Пусть о них говорят те, кто себя не числит в его товарищах.

Познакомились мы с ним при довольно интересных обстоятельствах. В 1990 году, летом, когда еще не было Верховного Совета России, когда еще только готовилась никому не известная программа "500 дней", — вот тогда мы с ним совершенно случайно встретились в Архангельском. Обсуждали, как ни странно, земельную реформу. Было много и других вещей, связанных с деталями программы "500 дней", со стратегией приватизации, демонополизации рынка, отпуска цен, создания открытой экономики и так далее. Люди быстро все забывают! Сейчас все эти вещи кажутся привычными, а в 1990 году они казались абсолютно новыми, революционными и общественно непризнанными.

Мы тогда очень долго говорили, несколько часов. Потом я познакомился и с членами его команды — с Таней Ярыгиной, Мишей Задорновым, с другими. Потом, когда было сформировано правительство России, он довольно непродолжительное время работал в качестве вице-премьера, и мы с ним общались редко. Но все-таки встречи бывали.Общались, в частности, и по поводу осуществления программы "500 дней", к сожалению, безрезультатно, что весьма печально. Программа, кстати, формально была принята российским Верховным Советом. Но тогдашнее правительство Силаева не хотело и не могло ее осуществить, а Горбачев просто от нее отказался.

Мы с ним даже однажды кадровый вопрос обсуждали. В частности, обсуждали назначение министра сельского хозяйства, поскольку я в комитете по законодательству занимался проблемами земельной реформы. И тогда был назначен Виктор Николаевич Хлыстун. Очень даже неплохой министр.

Потом Явлинский ушел в отставку. Это была первая отставка в постсоветской истории. И потом мы достаточно активно просто встречались, у него было свободное время.

Были довольно драматические моменты. Например, в 1991 году, когда действовал Межреспубликанский экономический комитет. Тогда СССР еще формально существовал, но правительства уже не было[/b]: Павлов был за решеткой, весь кабинет был разогнан, Горбачев реальной власти не имел.Вот тогда, осенью 1991 года, непродолжительное время существовал этот Межреспубликанский экономический комитет, и тогда Явлинским было подготовлено соглашение об экономическом сотрудничестве.

То ли в Алма-Ате, то ли где-то еще, не помню, это соглашение было подписано главами десяти республик. Еще до развала СССР, еще до СНГ — об этом сейчас мало кто знает
.

Явлинский был тогда абсолютно поглощен этой идеей, идеей создания банковского союза, единого платежного союза. Убеждал меня в том, что одобрение этого соглашения сохранит государство как единое целое.
Мне между тем казалось, что эта идея не осуществима. Я обращался к нему как губернатор или как представитель президента, чтобы он помог нам в приобретении десяти автобусов, потому что тогда был парализован транспорт. Деятельность комитета тогда курировал Аркадий Иванович Вольский.

Конечно, автобусов нам не дали, потому что там не было никаких денег. [i][b]Но тогда же, в конце 1991-го, мы договорились, что если реализуется деятельность комитета, то мы будем сотрудничать уже в рамках региональных программ.

И более плотно мы работали с Явлинским в 1992 году, когда он жил в Нижнем вместе с целой бригадой из 25 человек. Они жили здесь 100 дней.

Могу сказать, что Явлинский — абсолютно бескорыстный человек. Это первое. Второе — очень грамотный, способный, кстати сказать, к компромиссам, способный к быстрому восприятию совсем новой для него сферы. Все-таки в Нижнем Новгороде заниматься глобальными вещами не приходилось. Но были конкретные задачи. Например, что делать с наличными деньгами, то есть с их отсутствием: как их напечатать? Что делать с развитием малого предпринимательства, с адресной социальной защитой, поскольку люди в ней нуждались. Он показал дедуктивный подход к решению проблем, от общего к частному
.


Collapse )

Уход из правительства - возможность формировать честную и эффективную альтернативу



Уход из правительства - возможность формировать честную  и эффективную альтернативу
"А мог бы жизнь просвестеть скворцом,
Заесть ореховым пирогом.
Да видно, нельзя никак"

Наум Коржавин

Уход из правительства, которое вело страну неправильным и неправедным  путём, дал возможность Григорию Алексеевичу, открыто говорить о происходящем и предлагать честную, продуманную альтернативу. Для людей.


Я помню, как на второй день после ухода Явлинского из правительства, отказа от должности премьера, прозвучало открытое разоблачение курса Ельцина -Гайдара. С полным, детальным описанием того, что будет происходить.
По-моему, это было выступление на Радио "Свобода".

К сожалению, большинство поверило мифам Гайдара.
Готового к самой бесчестной и бесчеловечной политике.

Те, кто осуждают его уход из правительства, вызывают у меня чувство удивления.
Вы бы стали делать то, что считаете разрушительным для Вашей страны?
Строить страну третьего мира под вывеской правового государства? Олигархическую систему под вывескойй демократической?

Если Вы, не на словах, а на деле, сторонник правовых, демократических государств.

Назовём вещи своими именами - Григория Алексеевича не смогли ни купить, ни втянуть в бандитские махинации...


"Отставка - акт интимный.
Монолог Николая Фёдорова. Выдержка из статьи, опубликованной в "Общей газете" , №24, 21-27, 21-27 мая 1993 года

…Когда ушел Григорий Явлинский - не просто коллега в правительстве, но и друг, я готов был, как и ты сейчас, спросить его: "На кого же вы страну-то оставляете?" Через какое-то время он объяснил мне свою позицию. Его аргумент: президент и его окружение допускают не только тактические, но и стратегические ошибки, в команде нарастает кризис нравственности. Он говорил, что эти ошибки слишком серьезны и об это надо говорить открыто, а не поддерживать своим присутствием иллюзию, что эта команда еще что-то может. Пока же с президентом остаются люди, которым многие доверяют, народ продолжает питаться иллюзиями. Это мешает сделать рывок на следующую ступень с уже новой командой. Я с ним не соглашался и: пытался убедить, что ему будет сложно сохранить себя в политике, потому что всегда возникает некое предвзятое отношение к тем, кто уходит из политики в сложные моменты. Я сейчас часто думаю о том нашем разговоре... Есть разум, а есть субъективный порыв, но за ним - накопление отрицательного заряда…"

Сорос о Григории Явлинском и программе "500 дней"


«В сентябре Григорий Алексеевич представил программу «500 дней» на суд экспертов международного класса. Для этого Д. Сорос приглашает авторитетов с мировыми именами, экспертов в области рыночных отношений. Обсуждение проходило в США.
В целом программа получила положительную оценку, хотя не обошлось и без критики. Д. Сорос сказал, что эту программу легче выполнить, чем начать; потому что начало ее выполнения неизбежно вело к «отставке» команды Рыжкова.» Н. Петраков«500 дней» http://onweb.narod.ru/ref.htm ,Комсомольская правда)

Вот что пишет сам Сорос об этой поездке: « Я горячо поддерживал так называемый план Шаталина, известный как «Программа 500 дней». Я принимал в нем участие с самого начала. Я встречался с Николаем Петраковым, экономическим советником Горбачева, в тот день, когда была сформирована рабочая группа. Я организовал возможность критического изучения этого плана группой крупнейших международных экономистов, спонсировал группу юристов, которые содействовали разработке необходимой законодательной базы, в 1990 г. я привез группу разработчиков этого плана под руководством Григория Явлинского на ежегодную сессию Международного валютного фонда и Всемирного банка в Вашингтоне.
   Идея, на которой был основан план Шаталина, состояла в том, чтобы Советский Союз передал суверенитет республикам, а в то же время республики передали некоторые элементы суверенитета новому органу -Межреспубликанскому совету. В теории он должен был заменить Советский Союз союзом нового типа, который был бы больше похож на Европейский союз. На практике это противопоставило бы новый орган, Межреспубликанский совет, старым советским властям. Поскольку отрицательное отношение к старому политическому центру было практически всеобщим, новый политический центр получил бы всеобщую поддержку, борясь со старым.
   Это была чудесная политическая идея, которая не была должным образом понята.
Получи она международную поддержку, я уверен, Горбачев поддержал бы этот план. Даже без поддержки Запада этот план было легко воплотить» («Сорос о соросе»
http://bookz.ru/authors/djordj-soros/soros-o-_511/page-14-soros-o-_511.html , с 14)

Вот, что говорит, в  этой книге Сорос, о Григории Алексеевиче: «Он был главным архитектором «плана Шаталина» и руководителем делегации, которую я привел с собой на встречу во Всемирный банк в 1990 г. Роль, которую он сыграл, была целиком и полностью его собственным изобретением; он создал ее из ничего…. но с течением времени мое уважение к нему продолжает расти, главным образом поскольку он в буквальном смысле рискует жизнью ради своих убеждений.» («Сорос о Соросе», http://fictionbook.ru/author/soros_djordj/soros_o_sorose_operejaya_peremeniy/read_online.html?page=3, с. 3 ).

Михаил Леонтьев «500 дней» Григория Явлинского

 
Михаил Леонтьев
«500 дней» Григория Явлинского
Сегодня должен был бы закончиться их отсчет
  "Независимая газета", 13 февраля 1992 года
Если бы все произошло так, как оно не могло произойти по множеству объективных обстоятельств, рассуждать о которых сегодня уже не актуально, 13 февраля закончило бы отсчет «500 дней». То незавидное состояние, в котором находится сегодня бывшая советская экономика, как бы ни ссылались на «объективные процессы», является заслугой многих ныне действующих политических лидеров, так или иначе принявших полтора года назад участие в похоронах «программы Явлинского».

Полтора года назад Горбачев «заказал» финансовую стабилизацию. «500 дней», по сути, и была той же стандартной программой экономической стабилизация, плохо ли, хорошо ли приспособленной к нашим конкретным условиям. Ее отличие от нынешней хаотической российской стабилизации в том, что она в принципе была приемлема для конкретных условий того времени. То есть в распоряжении государства находились все механизмы макроэкополитического   регулированяя,   которыми сейчас, по его собственным неоднократным   заявлениям, не располагает нынешнее российское правительство. Вопрос в том, какую роль сыграли сами российские лидеры, чтобы эти рычаги - контроль над территорией, денежной массой, единой банковской системой и т.д.- оказались вырванными из рук любого конструктивного реформатора.

Полтора года назад, проваливая программу, подготовленную с их санкции, Горбачев и Ельцин соревновались в том, на кого перекинуть ответственность за ее будущий провал. О том, что ни один из них не собирался ей следовать, свидетельствовали все их практические действия. Горбачев, в руках которого тогда находилась не только ядерная, но и экономическая «кнопка», и принял последнее решение. И, как обычно оказался  крайним, отдав себя на политическое съедение демократам.

Ельцин, санкционируя популистскую экономическую политику, разваливавшую финансовую систему страны, объявил отсчет "дней" - появилась даже соответствующая заставка на ТВ. Отставка Явлинского, кроме всего прочего, была единственной возможностью прекратить этот балаган и  сохранить не только свой собственный авторитет, но и авторитет определенной экономической философии. 

Программа «500 дней» оказалась   не только популярным учебником нормальной экономической логики. Она в первую очередь определила начало новой  для советского менталитета политики. Григорий Явлинский первым разделил имидж самостоятельного политика и административный пост, первый деятель постсоветской эпохи, который сделал себя сам. Никто .не «доставал его из мешка», как Горбачев «достал» в свое время Ельцина, Щербицкий - своего идеолога Кравчука, Ельцин -Хасбулатова, Бурбулиса и Руцкого, Бурбулис - Гайдара   и т. д. (Кстати, ничего зазорного в нашей политической реальности в том, что тебя «достали из мешка», нет, раз доставши, не всякого в этот мешок засунешь.)

Явлинский и его команда не подстраивались под того или иного политического деятеля, они формировали по своей инициативе политическую  реальность, точно используя созревшие обстоятельства. Ни «500 дней», ни «Согласие на шанс» не реализовались в жизнь, однако два созданных ими «летних перемирия» между Горбачевым и Ельциным стали существеннейшими элементами политической истории, то есть в конечном итоге относительно мягкой   политической  эволюции. Именно этой попытке обеспечить возможно мягкую и наименее болезненную политическую эволюцию  вынужден был посвятить себя Явлинский, составляя «Экономический договор» и конструируя договорный процесс между   недоговороспособными республиканскими лидерами. Явлинский пошел в мертворожденный МЭK, работал там на общественных началах, не получая зарплаты, не для того чтобы разыграть союзную политическую карту, а потому что политические игры на вершине нового российского Олимпа считал менее значительным занятием, чем обеспечение экономических условий для реформ.

После августа Явлинский не потому не стал премьером, что
экономические взгляды Гайдара оказались президенту ближе или профессиональнее; не думаю, что у кого-то возникнут подозрения,  что Ельцин способен задаваться такими вопросами. В представлении российских лидеров Явлинский никогда не был конкурентом Гайдару. Он мог быть конкурентом Бурбулису. То есть Явлинский, который «много себе позволяет», мог бы быть лидером политическим ответственного и самостоятельного правительства, формирование которого не может позволить себе российский президент Ельцин.

«500 дней» завершились. А судьба экономической реформы по-прежнему находится в капризных и неуклюжих руках политиков, готовых пожертвовать экономической и политической стратегией ради суетных интересов политической популярности.

Михаил Леонтьев  
"Независимая газета", 13 февраля 1992 года

Слово Явлинского, Дмитрий Гордон «Бульвар Гордона», ч.1


Уважаемые господа! Ниже я привожу интервью Григория Явлинского , которое он, сравнительно недавно, дал замечательному журналисту, Дмитрию Гордону. Я считаю его наиболее полным и наиболее качественным из всех известных мне интервью Григория Алексеевича. Так как текст очень большой, то я разобью интервью на три, четыре или 5 частей. Как получится.

Читайте и получайте удовольствие. Потому что это и содержательность, и культура речи, и амечательный юмор и бесконечная харизма Григория Алексеевича.
И умные вопросы,  доброжелательность и профессионализм, свойственные высокому профессионалу, Дмитрию Гордону, не часто встречаются


Слово Явлинского
Дмитрий Гордон «Бульвар Гордона»
http://www.jewish.ru/theme/media/2011/07/news994298796.php 29.07.2011
ч.1
Известный российский политик, авторитетный экономист, автор нашумевшей программы «500 дней» Григорий Явлинский не только наделен аналитическим умом и сообразительностью, но и остер на язык — его язвительные афоризмы уже вошли в современный городской фольклор. «Стоят в церкви со свечками, как со стаканами», — уколол он однажды своих коллег, «Голосуешь сердцем — запасайся валидолом», — охарактеризовал предвыборную кампанию Ельцина, в результате которой тот прямо с митинга отправился на операционный стол, а еще Григорий Алексеевич объяснил всем, в чем сходство между жаркими бразильскими девушками и избирателями постсоветских стран. Оказывается, если первые в силу изъянов местного образования не видят связи между карнавалом и родившимся через девять месяцев ребенком, то вторые — между тем, как они голосовали и как потом живут. Своим долгом Явлинский считает ликвидацию этих зияющих провалов в общественном сознании.
 
Мой собеседник вырос в дворовой компании Львова, где сила кулаков ценилась превыше всего, но давно убедился, что слово — аргумент куда более мощный. Возможно, прозрение наступило, когда он студентом поехал с однокурсниками на практику в Чехословакию — там в бане Григорий обмолвился, что за то количество крови, которое наш народ пролил, он заслуживает куда лучшей жизни. Комсорг возразил: дескать, за социализм можно положить людей в 100 раз больше, в ответ на что Явлинский не только назвал его людоедом, сталинистом и маоистом, но еще и вмазал ему как следует тазом (после чего посмеивался: «Благо таз оказался хлипкий, а если был бы советский, с запасом прочности сделанный?»).
 
Из «Плешки», как окрестили Институт народного хозяйства имени Плеханова, он не вылетел тогда чудом — амбициозному юноше, который еще в детстве, когда его ровесники рвались в космонавты, капитаны и врачи, мечтал о профессии экономиста, судьба явно благоволила. Видимо, не случайно в 15 Явлинский взялся читать «Капитал» и, как ни странно, труд этот осилил, а в 30 написал книгу о совершенствовании хозяйственного механизма, где убедительно доказывал: нужно либо возвращаться к тому, что было при Сталине, либо давать предприятиям экономическую свободу.
 
Эта книжка вышла тиражом 600 экземпляров с грифом «Для служебного пользования», но уже на третий день после рассылки руководство распорядилось ее отозвать, а затем и сам Григорий Алексеевич был приглашен к следователю. С мая 1982-го он каждый день в 10 утра являлся к одному и тому же человеку, в один и тот же кабинет, чтобы услышать одни и те же вопросы: «Кто этому вас научил? Кто попросил написать?». Так продолжалось вплоть до 10 ноября, когда умер Брежнев и ему сказали: «Больше можете не приходить».
Впрочем, этот карательный маховик закрутился снова, едва к власти пришел Черненко, — у цветущего, розовощекого, энергичного молодого человека, каким был Явлинский в ту пору, медики пресловутого Четвертого управления Минздрава СССР вдруг обнаружили тяжелую форму туберкулеза (под этим предлогом были изъяты и уничтожены все его черновики и рукописи — страшный микроб, по мнению правительственных врачей, заражал почему-то исключительно эти крамольные бумаги). Девять месяцев 32-летнего экономиста пичкали таблетками, настаивали на операции по удалению легкого, однако, как выяснилось, «лечили» его не от болезни — от куда более опасного вируса инакомыслия.
 
Даже во время перестройки идеи Григория Алексеевича звучали дерзко и вызывающе: не удивительно, что они оказались неприемлемы не только для старой верхушки, но и для сменившей ее новой (остававшейся тем не менее советской по стилю и партийной по духу!) элиты. 70 лет усиленного промывания мозгов — такое не проходит бесследно, и мне почему-то кажется, что своим незашоренным, свежим, особым взглядом на суть рыночной экономики Явлинский хоть отчасти, но обязан Львову, где в пору его детства еще сохранялись не только начищенные до блеска парадные с зеркалами и мытые с мылом улицы, но и воспоминания о другой, несоветской жизни.
 
В отличие он кабинетных коллег-теоретиков, которые виртуозно жонглировали умозрительными формулами и модными на Западе идеями монетаризма, Григорий Алексеевич программу «500 дней» буквально выстрадал. Просто своими глазами видел, как в «рабоче-крестьянском» государстве относятся к людям: бараки, грязь, угольная пыль, пустые полки в магазинах, — сам в отличие от большинства коллег спускался в шахты. Кстати, однажды в результате аварии простоял там 10 часов по грудь в ледяной воде — выйти из забоя уже не надеялся и мысленно со всеми прощался, но его и товарищей все же спасли (хотя впоследствии трое из пятерых скончались в больнице)...
 
В самые непростые моменты своей биографии Явлинский боялся лишь одного: испугаться и продаться, а оказавшись на самом верху, будучи 10 лет лидером думской фракции и дважды — кандидатом в президенты России, состояния не нажил: живет в трехкомнатной квартире в крупноблочном доме, счетов не имеет, а зарабатывает лекциями, статьями и книгами. Граждане с постсоветским менталитетом считают вершиной его карьеры должность вице-премьера по экономике в первом правительстве Ельцина, но сам Григорий Алексеевич гордится тем, что он единственный российский экономист, по чьей книге учатся нынче в Америке.
 
Сегодня ни для кого не секрет: политика наcквозь цинична, а выигрывает обычно тот, кто лучше, красочнее и убедительнее лжет. Григорий Явлинский — уникальный политик, ибо всегда говорит правду. Поэтому, думаю, он так и не получил шанса опробовать свои идеи на практике, зато в отличие от большинства остальных народных кумиров, вынесенных на гребень в исполненные эйфории 90-е, забвение его не постигло.
 
«КОГДА Я ПРИЕХАЛ В МОСКВУ, КОМПЛЕКСА ПРОВИНЦИАЛА У МЕНЯ НЕ БЫЛО, РОДНОЙ ЛЬВОВ КАЗАЛСЯ БОЛЕЕ ПРОДВИНУТЫМ»
 
— Вы родились во Львове, а украинский язык еще помните?
— Ну, ми взагалi можемо розмовляти на мовi...
 
— Здорово, а каким вам запомнился город вашего детства?
 
Collapse )

Слово Явлинского, Дмитрий Гордон «Бульвар Гордона», ч.2


«ПРОГРАММА «500 ДНЕЙ» НЕ ОБЕЩАЛА, ЧТО ЧЕРЕЗ ПОЛТОРА ГОДА В СОВЕТСКОМ СОЮЗЕ БУДЕТ ШВЕЙЦАРИЯ»
 
— На постсоветском пространстве вы известны как автор знаменитой программы «500 дней» — вы действительно искренне считали, что за 500 дней такую огромную неподъемную махину, как советская экономика, изменить можно?
 
— Да, безусловно. Так и произошло, только изменили ее не в ту сторону, в которую надо было...
 
— ...и не за 500 дней...
 
— Ну почему? Смотрите, 500 дней — это полтора года, и вы даже не представляете, сколько за это время правильных вещей можно сделать... При условии, что принимаете систематические решения, вносящие серьезные коррективы в то, как устроен хозяйственный механизм. Вот если сейчас в Украине, допустим, решатся реально снизить налоги, реально запретят терроризировать бизнес...
 
— ...а я по Грузии вижу: это реально...
 
— Вот, а что же меня тогда с недоверием спрашиваете? Программа «500 дней» не обещала, что через полтора года в Советском Союзе будет Швейцария, — она подразумевала, что мы систематически...
 
— ...будем двигаться...
 
— ...в осмысленном направлении. У нас есть развилки, и, если не достигаем желаемого результата, можем разные варианты испробовать — ну что ж тут плохого? «Почему 500 дней?» — возникает вопрос. Я отвечу: «Потому что дальше не видно». На полтора года было примерно понятно, что надо делать, а потом — уже выдумки, фантазии...
 
Collapse )

 

Слово Явлинского, Дмитрий Гордон «Бульвар Гордона», ч.3

— Вы понимали в те дни, что Советскому Союзу скоро придет конец, или даже тогда не могли себе этого представить?
 
— Я думал о том, как бы так сделать, чтобы демократические реформы начались одновременно везде и в итоге состоялись. Вообще-то, я не видел особой нужды в том, чтобы все это разваливалось, — надеялся, что (раз уж такая концепция, в принципе, существует) можно запустить реформы синхронно повсюду, но было понятно, что в политическом смысле — все, СССР себя исчерпал!
 
— Когда Советский Союз — неповоротливый, плохо управляемый, но все равно остававшийся мощной империей — распался, сожаление вы испытали?
 
— Сожаление — это какое-то сложное слово. Я видел, что...
 
— ...он не жилец?..
 
— ...что такое образование уже, так сказать, развиваться не может, оно зашло просто в тупик. Объяснить это трудно, но я, человек, который родился и вырос во Львове, в равной степени считал также Родиной Ереван, Таллинн, Ригу, Киев, Москву. Конечно, по-человечески мне было свою страну жаль : это же всегда существует отдельно — ваши человеческие впечатления и какие-то профессиональные взгляды. Я настаивал тогда, что необходим экономический союз, нужно потери людей к минимуму свести, но у меня не было, откровенно признаюсь, какого-то особого трагизма по поводу того, что заявила о своей независимости Украина. Я считал: ну и хорошо, и пожалуйста, только давайте сделаем так, чтобы работала экономика.
 
«ДОСТУП К СОБСТВЕННОСТИ БУДУЩИЕ ОЛИГАРХИ ПОЛУЧИЛИ БЛАГОДАРЯ СВЯЗЯМ С ВЛАСТЬЮ»
 
Collapse )

Слово Явлинского, Дмитрий Гордон «Бульвар Гордона», ч.4


«ДА НЕТ У НАС ДЕМОКРАТИИ! — У НАС ОЧЕНЬ СЛАБАЯ АВТОРИТАРНАЯ СИСТЕМА»
 
— Что сегодня с «Яблоком» происходит?
 
— Ну что может происходить в стране, где создана однопартийная система, с другими партиями? Ровным счетом ничего — еле-еле существует в условиях, когда доминирует «Единая Россия».
 
— Почему вы никогда не могли договориться с Борисом Немцовым и другими людьми, которые называют себя демократами, о том, чтобы объединить усилия?
 
— Потому, что они поддерживают систему, о которой мы с вами уже битый час говорим.
 
— Даже Немцов?
 
— Ну, конечно! Никакой другой системы он и не знает, и если спросите его про залоговый аукцион, он скажет, что это самое большое достижение 90-х. Вот, собственно, и все, а раз человек так рассуждает, значит, он, если возможность представится, будет опять примерно то же самое делать — согласиться на это я не могу.
 
— Но, может, ради того, чтобы выступить единым оппозиционным фронтом, есть смысл на какие-то компромиссы пойти?
 
— Есть компромиссы и компромиссы, можно идти на уступки по должностям, по другим непринципиальным вещам, но это бессмысленно, когда к потере перспективы ведет. У нынешних российских властей есть очень разные оппоненты, и оппозиции тоже бывают всякие — помимо демократической, есть фашистская, националистическая, коммунистическая, криминальная...
 
— Да, с этими не договоришься...
 
— Вот об этом я вам и толкую. Сама по себе принадлежность кого-либо к оппозиции — признак для меня недостаточный, хотя и важный. Ну, знаете, как в математике: есть условие необходимое, но недостаточное, а достаточным является совпадение наших программ, взглядов на то, что нужно делать. Я, например, против того, чтобы Россия возвращалась в 90-е, — в принципе против, я считаю, что это абсолютно гибельный путь. Могу очень внятно объяснить, по каким позициям, но прежде всего потому, что именно тогда началась цензура. Не при Путине, а в 96-м году на выборах президента, потому что иначе Ельцину было победить невозможно.
— Ну, понятно: ради того, чтобы коммунисты не пришли к власти...
 

Collapse )

Слово Явлинского, Дмитрий Гордон «Бульвар Гордона», ч.5

Понимаете, сталинская система в отличие от системы нацистской выиграла. Та была уничтожена, ликвидирована и предана анафеме, а эта оказалась победителем. Так исторические обстоятельства сложились, и потом она никуда не делась: много раз трансформировалась, мимикрировала, изменяла кожу и формы, но суть ее распространилась далеко за пределы Советского Союза и постсоветской России...
 
— ...хотя не везде прижилась...
 
— Не везде, в разных дозах, но в реалполитик — да, пожалуйста. Когда говорят: «Вот мы сейчас наведем порядок в Ираке», — это что?
 
— То же самое...
 
— Когда приходят туда: «Мы вас сейчас научим, как жить! Заставим (грозит пальцем) полюбить демократию, влындим как надо!» — и что? И куда нас такой подход заведет? Или вот, например, более актуальные события. Кто был лучшим другом Муаммара Каддафи, ныне нашего героя? Тони Блэр, тогда премьер-министр Великобритании, большой бизнес, в том числе мировой. Кто лелеял его и обслуживал? Кто относился ко всем ближневосточным диктаторам, как к сыру: вот этот сыр хорошо пахнет — он мне нравится, а запах того неприятен, этого я люблю, а того нет? Они что, раньше не видели, что там с людьми происходит?
 
«Я, НАПРИМЕР, ДУМАЮ, ЧТО МИРОМ ПРАВИТ ЛЮБОВЬ»
 

Collapse )

Обустройство России – главная национальная идея! "500 дней", ч. 2"


Обустройство России – главная национальная идея!

Биография Григория Явлинского.  "500 дней", ч 2
Программа «500 дней» получает высокую оценку международного экспертного сообщества. Обсуждение программы в Верховном Совете СССР.
Отклонение программы "500 дней" в Верховном Совете СССР.  Уход Григория Явлинского из правительства РСФСР,

«В сентябре(1990г, прим.), Григорий Алексеевич представил программу «500 дней» на суд экспертов международного класса. Для этого Д. Сорос приглашает авторитетов с мировыми именами, экспертов в области рыночных отношений. Обсуждение проходило в США.
В целом программа получила положительную оценку, хотя не обошлось и без критики. Д. Сорос сказал, что эту программу легче выполнить, чем начать; потому что начало ее выполнения неизбежно вело к «отставке» команды Рыжкова.»              (Н. Петраков, «500 дней», http://onweb.narod.ru/ref.htm ,Комсомольская правда)

Вот что пишет сам Сорос об этой поездке: « Я горячо поддерживал так называемый план Шаталина, известный как «Программа 500 дней». Я принимал в нем участие с самого начала. Я встречался с Николаем Петраковым, экономическим советником Горбачева, в тот день, когда была сформирована рабочая группа. Я организовал возможность критического изучения этого плана группой крупнейших международных экономистов, спонсировал группу юристов, которые содействовали разработке необходимой законодательной базы, в 1990 г. я привез группу разработчиков этого плана под руководством Григория Явлинского на ежегодную сессию Международного валютного фонда и Всемирного банка в Вашингтоне.
   Идея, на которой был основан план Шаталина, состояла в том, чтобы Советский Союз передал суверенитет республикам, а в то же время республики передали некоторые элементы суверенитета новому органу -Межреспубликанскому совету. В теории он должен был заменить Советский Союз союзом нового типа, который был бы больше похож на Европейский союз. На практике это противопоставило бы новый орган, Межреспубликанский совет, старым советским властям. Поскольку отрицательное отношение к старому политическому центру было практически всеобщим, новый политический центр получил бы всеобщую поддержку, борясь со старым.
   Это была чудесная политическая идея, которая не была должным образом понята.
Получи она международную поддержку, я уверен, Горбачев поддержал бы этот план. Даже без поддержки Запада этот план было легко воплотить» («Сорос о Соросе»
http://bookz.ru/authors/djordj-soros/soros-o-_511/page-14-soros-o-_511.html , с 14)

Вот, что говорит, в  этой книге Сорос, о Григории Алексеевиче: «Он был главным архитектором «плана Шаталина» и руководителем делегации, которую я привел с собой на встречу во Всемирный банк в 1990 г. Роль, которую он сыграл, была целиком и полностью его собственным изобретением; он создал ее из ничего…. но с течением времени мое уважение к нему продолжает расти, главным образом поскольку он в буквальном смысле рискует жизнью ради своих убеждений.» («Сорос о Соросе», http://fictionbook.ru/author/soros_djordj/soros_o_sorose_operejaya_peremeniy/read_online.html?page=3, с. 3 ).

Итак, Верховный Совет СССР приступил к рассмотрению двух программ перехода к рынку. Программы Рыжкова-Абалкина  «Основные направления» и программы «500 дней».

Известный экономист, Николай Шмелёв, в передаче «Cтарая квартира.»,  1990.
http://www.youtube.com/watch?v=CYyOmkxPyZA&feature=related, рассказал о том, как трудно проходили  переговоры между разработчиками двух программ. Он сидел между двумя договаривающимися сторонами и старался помочь выработке вэаимоприемливого решения. Сначала, Горбачёв склонялся к программе «500 дней», к осени – резко изменил свою позицию. По мнению Шмелёва, Горбачёву поставил ультиматум военно-промышленный комплекс.

Сорос высказывает другое мнение. Он считает, что Горбачёва убедил Абалкин, который был против усиления влияния республик. Сорос считает это решение роковой ошибкой Горбачёва, которая, в конечном счёте, стоила ему потери президентской власти, а страну привела к распаду СССР, хозяйственных связей и страшной трагедии бандитского капитализма.

В оценках последствий, Николай Шмелёв солидарен с Соросом. Он говорит, что, по варианту Явлинского, было бы меньше падение производства, сохранилось бы единое экономическое пространство, не было бы бандитского капитализма и страшных потерь, сравнимых с теми, что принесла война.
По его мнению, при выполнении программы «500 дней», с конца 90-х годов начался бы экономический подъём

Collapse )