December 27th, 2014

Старики.

СтарикВанГога
Картина Ван Гога

Старики

У моей бабушки со стороны мамы было шесть дочерей и один сын.
После войны, с родителями остались четыре дочери. Жили в двухкомнатной, сталинской квартире, с высокими потолками. Одна комната -24 м, другая -метров 16. Всё остальное, по сравнению с хрущёвками - огромное. Кухня - метров 20, длинный коридор.
Дочери выходили замуж. Приводили мужей. Рождались дети. Приезжали гости. Дети с семьями постепенно разъезжались. Рассказывали, что какой-то срок, в квартире жило 16 человек - приезжали родные. Спали даже в кухне - ночью ставили раскладушки.
Я помню время, когда в квартире жили 10 человек: 7 взрослых и трое детей.
Жили весело и дружно, все друг друга любили. И многое делали сообща. Даже потом, когда разъехались по разным квартирам.
Но, иногда, сёстры начинали ругаться друг с другом. Тогда приходила бабушка. Тоном, не допускающим возражений, говорила: "Не командь!". И взрослые дочери тут же замолкали. О внуках, в своей компании озорных, и говорить нечего. Бабушка была непререкаемым авторитетом. Бабушку обожали почтительно. С удовольствием перебирали с ней щавель, готовили пироги, всякие вкусности. Боролись за честь рассказать ей о содержании передачи по ТВ - она не очень хорошо слышала и видела. Дедушку любили не меньше, но с ним шалили. Он иногда сам, с удовольствием, участвовал в наших проделках.

Дедушка умер, когда мне было 10 лет. Мы тогда жили в Горьком. Мама уехала на похороны, а мы с папой и 6-летним братом остались - брат болел свинкой . Это было первое наше, настоящее, общее горе. Мы, дети, долго не могли его понять и принять.
Бабушка умерла через 2 года. От рака. С ней тогда жили уже только две дочери с семьями. До самой последней минуты, бабушка не теряла сознания. Когда ей стало совсем плохо, она сказала: "Я умираю. Уведите детей." Нас, младших внуков, на пару дней, отвезли к родственнице. Когда нас привезли, бабушки уже не было.
Было лето, и мой старший брат, студент, был то ли на практике, то ли, где-то с ребятами. Когда приехал домой, он, 20-летний, здоровый мужик, плакал, как маленький.

В 1992 г., я, из-за дочки, пошла работать в школу. У меня были старшеклассники. Я от них услышала много чего, характеризующих это страшное время. Одним из первых, поразивших меня высказываний, было: "Мы будем хорошо жить, когда умрут те, кому за сорок"
Такой была реакция детей на повальное оплёвывание истории своей страны...

Collapse )