July 22nd, 2018

ВСПОМИНАЯ ВЛАДИМИРА ВЫСОЦКОГО 1972-1974 ГОДЫ. Ч.1

ВСПОМИНАЯ ВЛАДИМИРА ВЫСОЦКОГО
1972-1974 ГОДЫ. Ч.1
Ещё раз хочу подчеркнуть, что мы были только одной из библиотек, которой пользовался Владимир Высоцкий. Не более.
Володя приходил по делу, и мы старалсь ему не мешать. В начале 1972 года, мы полностью обставили квартиру, и , всегда, когда были дома, могли предоставить гостям одну комнату.
Обычно, Высоцкий звонил на работу мужу, в тот же день, когда собирался приехать. И, если мы никуда не уходили, то приезжал.
Я возвращалась с работы намного позже, чем Виктор и, чаще всего, представления не имела, есть ли у нас гости - мне, в то время, дозвониться было очень трудно.
Бывало, что, когда я приходила, Владимир уже уходил. И мы только обменивались парой слов. Или, вообще, уходил до моего прихода.
Поэтому, я конечно, не могу ответить, детально, на вопросы о том, какие, именно книги он у нас читал или просматривал. Это всё было в ведении моего мужа.
Но, про некоторые я расскажу.
Если Володя никуда не торопился, он набирал стопку книг - что-то читал, что-то только перелистывал. Что-то выписывал. В маленькой комнате. Он мог и за столом работать и читать лёжа. Приходить на полчаса, чтобы что-то конкретное вспомнить и выписать или задержаться допоздна. А при желании заниматься хоть всю ночь.
Мы же, спокойно, занимались своими делами, в другой комнате или на кухне. И звали Владимира только к ужину или к чаю.
Нам с Володей было легко, нтересно и очень часто, весело.
Я потом читала, что Высоцкий был конфликтным, сложным, но, вот мы этого не чувствовали. Он держался очень просто и доброжелательно, даже тогда, когда стал уже очень известным человеком. Хотя, настроения у него, конечно, были разными.
Между прочим, пару раз, когда Высоцкий приходил, у нас уже были гости. И они его тоже воспринимали, как, абсолютно, своего человека.
Мы, да и наши близкие друзья, были людьми малопьющими. поэтому, всякие-разные, дефицитные вина, которые муж привозил из командировок, стояли у нас, в баре, очень долго.
Но, муж знал о болезни Высоцкого, и мы ему никогда никакого алкоголя не предлагали. Однажды, когда он к нам пришёл, у нас были гости и была распечатана бутылка вина. Владимир посидел с нами за столом, а потом ушёл в маленькую комнату. Но, к вину не притронулся.
Высоцкий в быту, был , абсолютно, не прихотлив, Исключением был только чай. Но, об этом отдельный разговор.

ВСПОМИНАЯ ВЛАДИМИРА ВЫСОЦКОГО 1972-1974 ГОДЫ. Ч.2. "ЧАЙ ВЫСОЦКОГО..."

ВСПОМИНАЯ ВЛАДИМИРА ВЫСОЦКОГО
1972-1974 ГОДЫ. Ч.2. "ЧАЙ ВЫСОЦКОГО..."

Очень непритязательный, в еде вообще, Владимир Высоцкий, по-особому, относился к чаю. Он называл его ласково: "чаёк".

Муж мой предпочитал кофе. Он его молол и варил в турке. Гости--знатоки кофе восхищались. Я же была, к этому, невероятно густому и крепкому напитку, равнодушна. И предпочитала чай.
Но, по врождённой ленности, я, просто, наливала кипяток в чашку. И бросала туда чаю столько, сколько попадалось в ложку. И ФСЁ.

Высоцкий всё это, с негодованием, отвергал. Он выгонял нас из кухни и производил с чаем, разнообразные эксперименты. Благо, мы чай закупали, в разных местах, разных марок - не глядя, но много. ПАТАМУ ШТА, ДОЛГО НЕ ПОРТИТСЯ.

Уходя из кухни, муж , ехидно, спрашивал: "Когда закончится процесс помешательства? Успею ли я, за это время, выкурить одну-другую сигаретки?"
Володя молча, величественно и презрительно, закрывал, перед ним дверь кухни. Это надо было видеть.
Мы хохотали.

Но, чай от Высоцкого, действительно, очень сильно отличался от моих "безобразий", как Володя определял чай моей заварки. И, каждый раз был, какой-то другой. Правда, это могло быть эффектом от того представления, которое он устраивал при приготовлении и подаче чая.

У нас был большой круглый, расписной поднос, который вращался вокруг ножки - чей-то подарок.
Володя ставил на поднос заварной чайник с напитком собственного производства, три чашки с блюдцами,
перекидывал через руку полотенце. И торжественно, как мажордом, сообщал нам, что церемония заварки окончена, и нам надо поторопиться на кухню.
Когда мы приходили на кухню, он, также торжественно и молча, расставлял на столе чашки, заварной чайник и, жестами объяснял мне, что надо поставить на стол ещё и сахарницу и, что там ещё есть к чаю.

Это был настоящий мини-спектакль.
Конечно, в полном объёме, это всё происходило только тогда, когда у Высоцкого было время. Если времени не было, он предпочитал свежемолотый кофе Виктора моему "чайному безобразию".

Я работала в институте МИНМОНТАЖСТРОЯ, который проектировал, строил и реконструировал металлургические заводы, в Индии. Поэтому, к нам, постоянно, приезжали индусы. На обучение эксплуатации и стажировку. Некоторые - не один раз.
Они привозили с собой разные сорта чая, которые не продавались в наших магазинах. И, частенько, дарили коробочку, другую нам, сотрудникам института.
Этот чай, действительно, очень отличался от индийского чая, который продавался в наших магазинах. Вот этот чай, красивого красноватого оттенка, Володя ни с чем не мешал. И очень радовался, когда мы ему дарили коробочку этого чая.

Помню ещё один чайный случай. Высоцкий, вечером, позвонил нам домой и сказал, что он, где-то рядом и может заехать к нам, забрать книги, которые Виктор ему, давно, купил.

В это время, у нас были гости. Володя определил это по голосам. И спросил мужа, пили ли наши гости чай?
Муж ответил, что нет. Тогда Володя сказал, что "не надо портить продукт" - он рядом, сейчас приедет. И сам заварит чай.
Не знаю, где было это его рядом, потому что к тому времени, когда он приехал, мы уже успели выпить и кофе и чай.

Но, когда Володя приехал, он вытащил коробку, какого-то, по его словам, особенного чая. Надпись на котором была, на каком-то, импортном, не знакомом нам языке.
Но, муж, всё-таки, перевёл нам эту надпись на русский язык:
"Чай Высоцкого, сахар Бродского, Россия Троцкого"