August 3rd, 2018

ВСПОМИНАЯ ВЛАДИМИРА ВЫСОЦКОГО. 1972-1974 ГОДЫ. Ч.3, ПУШКИН, ЛЕНИН. СТАЛИН.

ВСПОМИНАЯ ВЛАДИМИРА ВЫСОЦКОГО.
1972-1974 ГОДЫ.
Ч.3, ПУШКИН, ЛЕНИН. СТАЛИН.

После переезда библиотеки Виктора Яковлевича к свекрови, только один шкаф с прибывшими книгами разместился в комнате. Всё остальные книги, в коробках, были в кладовке - вне зоны свободного доступа.
Но, в этом небольшом шкафу, были воспоминания современников о Пушкине. И книги о его жизни и творчестве.

Высоцкий, что-то уже читал; что-то, видел впервые. По рассказам свекрови - меня при этом не было, у неё обсуждали "Воспоминания Анны Керн" , "Воспоминания Дельвига", сборник "Пушкин в воспоминаниях современников", переписку Пушкина с женой, негатив и позитив, в адрес Натали Гончаровой..

Все мы - и муж, и свекровь и я, очень любили Пушкина. И собирали о нём всё, что могли. Понятное дело, что мы обсуждали жизнь и творчество Пушкина и на нашей новой квартире.

Нам, всем троим, нравились не только стихи, но и проза Пушкина. Мы дружно переживали, что, в последний период жизни Александра Сергеевича, когда он стал серьёзно изучать и анализировать историю России, современники перестали его понимать. Их интерес к его творчеству снизился. Современники стали предпочитать ему Бестужева-Марлинского. Они говорили, что Пушкин исписался.
Поэт всё это очень переживал. К тому же, он был пленником царя и царского двора, который ненавидел. У него, к концу жизни, было, просто, реактивное состояние - он многих, без серьёзных оснований, вызывал на дуэль. Именно две вышеприаеденные причины, как мы дружно считали, привели к ранней смерти поэта.
Владимир, как и мы, с удовольствием читал очень тёплую переписку Александра Сергеевича с женой.
Мы считали, что история с Натали и Дантесом, раздутая персонажами эпиграмм Пушкина, была только предлогом для унижения и уничтожения поэта...

Если, отношение наше к Александру Сергеевичу, было, практически, идентичным, то отношение к Владимиру Ильичу Ленину, у Высоцкого и у моего мужа Виктора, в эти годы, было полярным.

Я, при жизни Владимира не видела анкеты Высоцкого, но, то, что, для Володи, Ленин был образцом героя своего времени, знала.
И разделяла его мнение. Я и сейчас, с огромным уважением отношусь к Владимиру Ильичу, революцию 17-го года считаю ужасной, но, неизбежной. Я считаю, что, после отставки Столыпина, ей, просто, не было альтернативы.
Меня очень удивило свидетельство Вадима Туманова о том, что, в последние годы жизни, Высоцкий высказался о Ленине нелицеприятно.
Но, в последние годы жизни, я Высоцкого, очень мало видела - меня почти не было в Москве.
Возможно, что он изменил своё мнение, но, в 1972-м-1973-м годах, мнение Высоцкого о Ленине, вполне, соответствоваало его анкете, которую я прочитала уже после смерти Владимира.
.
Я, об этом, просто свидетельствую.
У меня долго лежали томики Ленина, потому что я сдавала, сначала, экзамены на философском факультете УМЛ, а потом - канд. минимум по философии. Володя эти книги листал. И о Ленине говорил, с огромным уважением.
Он очень хорошо знал некоторые произведения Владимира Ильича. Помнил много его высказываний, разделял его взгляды.

Сталина Высоцкий ненавидел и считал, что сталинизм - это контр-революция.
Приводил много доводов о том, что это так. А к Ленину и революции относился, просто с восхищением. Он, всё-таки, был сыном человека, реально преданного делу Ленина, не надо об этом забывать.

Был ли Володя против насилия? Да, конечно. Но, он помнил, как Ленин говорил Горькому, что "были бы реформы, не было бы революции". Он считал, что февральскую революцию сделал "человек с ружьём", перешедший на сторону народа. Что правильно революцию описал Лев Троцкий, а Сталин, потом, её переписал так, как ему было выгодно.

Я, полностью, разделяла и сейчас разделяю взгляды Высоцкого того времени. Хотя, тогда ещё "Историю русской революции" Троцкого не читала.

Виктор же утверждал, что был возможен капиталистический путь индустриализации России. Даже в 1917-м. При Временном правительстве. С чем мы с Высоцким были не согласны.

Это, наверное, был единственный спор с Высоцким у нас.
Да и то, полноценным его было назвать трудно, потому что муж, если речь шла не о его специальности, спорить не любил. Он был из тех, которые считают: "Ах, оставим ненужные споры, я себе уже всё доказал"...

Поэтому, выслушав несколько возражений Высоцкого и моих, Виктор сказал, что "двое на одного - это нечестно".
И удалился.
А мы, какое-то время, продолжали приводить друг другу доводы о том, что, именно, наша точка зрения - правильная. А потом, успокоились.

Но, это наше отстаивание наших общих позиций, наврядли, можно назвать спором.
Из-за отсутствия оппонента...