luiza7 (luiza7) wrote,
luiza7
luiza7

Categories:

Парь нас продолжает парить


Милов: Я был бы лучшим кандидатом от оппозиции на президентских выборах (ИНТЕРВЬЮ)
17.05.2011 | 11:28 http://www.rusnovosti.ru/news/146498
По мере приближения федерального избирательного цикла 2011-2012 годов все более накаляются страсти вокруг того, что происходит в стане либеральной оппозиции. Впрочем, главный вопрос, который неизменно встает перед правыми в преддверии любых избирательных компаний последних лет, остается все тем же. Смогут ли участники очередного демократического объединения сдержать обещание «не ругаться» друг с другом, и в каком составе выйдут к старту нового электорального марафона. О недавних громких скандалах в коалиции «За Россию без произвола и коррупции» и нынешних отношениях между сопредседателями «Партии народной свободы» рассказывает бывший заместитель министра энергетики России Владимир Милов, лидер общественного объединения «Демократический выбор» и один из сопредседателей «Партии народной свободы».

«АНТИРЕЙТИНГИ ИЗВЕСТНЫХ ПОЛИТИКОВ – ЭТО ОЧЕНЬ СЕРЬЕЗНАЯ ПРОБЛЕМА»

Р.ГУДЯКОВ: У вас есть опыт работы в качестве государственного чиновника. Впрочем, высокие посты в прошлом занимали и другие сопредседатели «Партии народной свободы» (ПНС). Наличие такого опыта вы расцениваете как положительный момент?

В.МИЛОВ: Это, безусловно, крайне полезный опыт, который сегодня очень важен в политике, потому что люди, когда рассматривают альтернативу действующей власти, присматриваются к оппозиции, их интересует в общем-то один вопрос: можно ли вам доверить руль и сможете ли вы качественно управлять страной, если вам представится такая возможность. Поэтому наличие такого опыта у меня я считаю сильной стороной.

Р.ГУДЯКОВ: А опыт ваших коллег по коалиции? Например, Бориса Немцова? Он «Партию народной свободы» вниз не тянет?

В.МИЛОВ: Вы имеете в виду антирейтинги? Антирейтинги известных политиков – это очень серьезная проблема. С Немцовым, вы знаете, я тесно работал в последние три года, всегда считал Немцова достойным человеком, и его взгляды правильными. Но сейчас, когда агитируешь людей вступать в партию, вопрос об антирейтингах известных политиков и о необходимости прихода новых лиц, конечно, поднимается людьми. Я думаю, что сейчас нам нужно дойти до процедуры регистрации в Минюсте, а дальше нас ждет серьезное обсуждение этого вопроса.

Р.ГУДЯКОВ: Пока вы собираетесь решать эти проблемы некоторые члены «Солидарности» уже выставили на обсуждение вопрос об участии в коалиции вас лично и «Демвыбора». Роман Доброхотов заявил, что конкретное решение по этому вопросу будет принято после процедуры регистрации, но «точка невозврата пройдена и коалиции с участием Милова уже не будет точно». Не боитесь за судьбу ПНС?

В.МИЛОВ: Доброхотов – смешной дурачок. Он вот уже года три чуть ли не ежемесячно меня объявляет «политическим трупом». Слава Богу, в Партии народной свободы он вообще не состоит, поэтому не вижу, что тут обсуждать.

Р.ГУДЯКОВ: А с какого момента вы занимаетесь политической деятельностью в чистом виде?

В.МИЛОВ: По факту политикой я соприкасался всегда, так как моей миссией на госслужбе были системные реформы в энергетическом секторе. Это политическая задача в общем-то. Самым главным моим проектом на госслужбе – это реформы «Газпрома» и создание в России конкурентного рынка газа – был зарублен президентом Путиным, и я не видел смысла оставаться. Я занялся экспертной деятельностью, но при этом я не молчал и постоянно выступал в СМИ, оценивая происходящее в экономике и энергетике и в целом в стране во многом с политических позиций. Поэтому я из этой сферы никогда не выходил. Но непосредственное вхождение в открытую политику состоялось после публикации нашего с Немцовым доклада «Путин. Итоги» 3 года назад.

Р.ГУДЯКОВ: И какие задачи вы тогда перед собой поставили?

В.МИЛОВ: Была уже вторая попытка на думских выборах составить альтернативу власти через старые демократические партии – «Яблоко» и «СПС». Второй раз подряд эта попытка с треском провалилась. Кроме того, была еще другая попытка создать внесистемную коалицию «Другая Россия», которая получилась тоже очень рыхлой и не готовой к борьбе. И, полагаясь на свои управленческие качества, я предложил некоторые идеи - как к следующим выбором создать более эффективную организацию в стане оппозиции. Я даже под организацией имею в виду не конкретную структуру с названием, а явление. То есть речь идет скорее об организованности против дезорганизованности, о том, что нам противостоит очень сильный и эффективный противник, который хорошо организован и умело работает с избирателями, - и для того, чтобы выиграть у него, нам надо быть тоже очень хорошо организованными и противопоставить его дисциплине свою дисциплину. Свои три с лишним года участия в политике я посвятил построению такой организации. Первым опытом была «Солидарность».

Р.ГУДЯКОВ: «Солидарность» была создана в декабре 2008 года. Буквально через год в феврале 2010 вы создаете собственную организацию «Демократический выбор». И фактически сразу – то есть через два месяца после создания «Демвыбора» – не без скандала заявляете о своем выходе из «Солидарности». Выглядит, как спланированная акция.

В.МИЛОВ: «Солидарность» была, по сути, коалицией из СПС и каспаровского ОГФ. Не секрет, что у этих организаций разное видение того, как необходимо строить политику. ОГФ это такая организация с размытой идеологией внесистемно-оппозиционного толка. Она любит критиковать власть, но не очень понятно, что она предлагает. ОГФ никогда не участвовала в каких-то легальных политических процессах, выборах, больше говорила об уличных протестах и т.д. СПС – это люди с опытом институциональной политики, с праволиберальными взглядами, которым больше близка практическая сторона жизни, интересы предпринимателей, среднего класса. Когда создалась «Солидарность», мы рассчитывали, что все, кто в нее войдет, он будут смещать акценты от своей узкой деятельности в сторону коалиции. Но ОГФ так не поступил и продолжал ряд проектов, которые находились в некотором противоречии с тем, что, на мой взгляд, нужно было делать в «Солидарности». И это вызывало серьезные роптания среди вот этой СПС-овской части «Солидарности», они хотели создать свою фракцию. А то, что я был традиционный неформальный лидер СПСовской фракции в «Солидарности» после ухода Белых, никогда не было секретом. И когда собрались воссоздавать московское отделение СПС, как общественную организацию, меня пригласили, чтобы я его возглавил. Собственно отсюда возник «Демвыбор».

Р.ГУДЯКОВ: Это уже был раскол?

В.МИЛОВ: Тогда это был не столько раскол, сколько оформление в «Солидарности» правого крыла в противовес левому. И я думаю, если бы не последующие события, эти два крыла могли бы сосуществовать. Это не предопределяло будущий раскол, но был очевидный факт перекоса, - и бывшие СПСовцы чувствовали себя в «Солидарности» неприкаянными и нуждались в такой фракции, как «Демвыбор». Серьезные противоречия начались в 2010 году. Платформой для раздора послужил вопрос, будет «Солидарность» участвовать в выборах 2011-2012 годов или нет. Я был «за», Каспаров был «против», Борис Немцов четкой позиции не занимал. Могли бы решить дело честным голосованием – но, увы, наши оппоненты пошли на те самые манипуляции, которые уже имели место в историях с «Другой Россией», «Национальной ассамблеей», ОГФ, ВГК и т.д., все это истории известные. Мы шулерства терпеть не стали и просто ушли, чтобы заняться практической работой – подготовкой к выборам, организацией по-настоящему массовых митингов протеста.

«У ВАС ТАМ ДЕМШИЗА» И «У ВАС ТАМ КАСПАРОВ», ПОЭТОМУ МЫ НЕ ПОЙДЕМ»

Р.ГУДЯКОВ: А почему вы тогда были так уверены, что до участия в выборах вы вообще дойдете? Ведь и сегодня это еще бабка надвое сказала. А тогда, на втором съезде движения «Солидарность», многие активисты (Янкаускас, тот же Доброхотов) откровенно говорили о невозможности собрать 45 тысяч сторонников, необходимых для регистрации в Минюсте, указывая на мизерную численность региональных отделений в 30-40 человек. Называли работу по сбору подписей «сизифовым трудом»...

В.МИЛОВ: На момент, когда я уходил из «Солидарности», там было где-то около четырех тысяч сторонников. Это, конечно, мало. Мы хотели больше. Я очень активно общался с людьми, ездил по регионам, уговаривал людей вступать. Очень многие раздумывали, но отказывались. В первую очередь, конечно же, я разговаривал со своей целевой аудиторией, - людьми состоявшимися, что-то имеющими и умеющими в жизни, зарабатывающими неплохо. Но они говорили: «У вас там демшиза» и «У вас там Каспаров», поэтому мы не пойдем. Конечно, избиратели хотели бы, чтобы политическая сила выглядела способной решать реальные проблемы страны. Когда там собираются люди, которые мало понимают в реальной жизни, никакой практической жилки за ними нет, практического опыта, серьезной работы, они в основном озабочены проблемами суда над КПСС, суда над Путиным, 31-ой статьей Конституции и защитой таких абстрактных гражданских прав и свобод, люди такие догматичные, шумные, крикливые и часто довольно эпатажные, которым нечего сказать по содержательным проблемам – эта категория людей в оппозиционном движении создает довольно отталкивающий фон. И многие потенциальные сторонники не понимают, зачем им присоединяться к этому ходячему цирку. Они хотели бы политической силы, способной на реальные изменения, а не тех, которые с кастрюлями на площади выступает за какие-то непонятные избирателю вещи. Вот в этом и была идея и «Демвыбора», и Партии народной свободы: предъявить людям серьезную, профессиональную оппозицию, а не очередную клоунаду. Вы спрашиваете, как до выборов дойдем? Так произошло ровно то, что я предсказывал – как только создали Партию народной свободы в той конфигурации, в которой ее создали, за три месяца партия собрала более 40 тысяч членов. В 10 раз больше, чем «Солидарность» за 2 года.

Р.ГУДЯКОВ: Но раз вас не устраивали, и не устраивают ни эти люди, ни их методы, почему вы вновь идете на союз с «Солидарностью», создавая общую коалицию «За Россию без произвола и коррупции» и участвуете во всяческих публичных «перебранках», как та, которой мы были свидетелями после митинга на Болотной площади?

В.МИЛОВ: Когда оскорбляют моих активистов, не жалеющих сил на тяжелейшую агитационную и техническую работу (в данном случае речь шла о подготовке митинга 16 апреля на Болотной площади), я буду их защищать. У нас в «Демвыборе» один за всех и все за одного. Кому-то щепетильному тон может не понравиться, но политика сегодня в России – жесткая штука, здесь нужно уметь постоять за себя. Перебранки – не наша цель, зайдите хотя бы в сообщество «Демвыбора» в Livejournal, где на 99% конструктивные проблемы обсуждаются, в отличие от сообществ наших оппонентов. Но постоять за себя тоже можем, лишний раз задирать нас не советуем.

Р.ГУДЯКОВ: А откровенные оскорбления после последнего митинга ПНС?

В.МИЛОВ: Мы с коллегами вложили неимоверное количество личных ресурсов в этот митинг. И, когда люди, которые никак не помогали, а даже наоборот саботировали его, после проведения митинга начали нас в чем-то обвинять и говорить обидные вещи в наш адрес, - с нашей стороны последовала эмоциональная реакция. Ничего страшного, в этом, думаю, нет. Назвать вещи своими именами иногда полезно. Мы боремся за то, чтобы оппозиция стала, наконец, более эффективной. Это жесткая борьба, будут жертвы.

Р.ГУДЯКОВ: Довольно лояльно настроенный по отношению к оппозиции политолог Станислав Белковский на одном из телеканалов выразил мысль, что причиной скандала были банальные деньги. Якобы «Демвыбор не внес свою долю в 15 тысяч долларов на организацию мероприятия.

В.МИЛОВ: Белковский какое-то поразительно подробное внимание проявляет к моей персоне и к Демвыбору в последние недели – даже интересно, кто нас «заказал», кто-то влиятельный, наверное, Белковский ведь просто так ничего делать не будет (смеется). Правда, ни одно утверждение Белковского про меня и Демвыбор не соответствует действительности, все они являются какими-то выдумками – я ему при встрече задам вопрос, откуда он все это берет, глядя ему прямо в его честные глаза политолога. Митинг мы финансировали из своих собственных карманов, один член Демвыбора даже отложил важное и дорогое лечение, чтобы в агитационную кассу деньги внести. Конечно, такие инсинуации ребятам обидно слышать. Не удивительно, что кто-то может и резко ответить на подобный бред.

Р.ГУДЯКОВ: Зачем же в такой ненадежной компании, на столь топкой, практически «болотной» почве строить Партию народной свободы?

В.МИЛОВ: Да откуда вы взяли, что мы «на такой почве» партию строим? Люди, которых вы упоминали, вообще в партии не состоят и постоянно критикуют ее. Это не члены партии, а ее противники. Я не понимаю, откуда такое желание изобрести «конфликт в партии» на пустом месте? Мы партию строим на совершенно другой основе – на ответственности, профессионализме. То, что вокруг ходят разные никчемные люди из старой оппозиционной тусовки, не находящие себе места в новом политическом пространстве – их проблемы понятны, не надо их представлять проблемами партии.

«МЫ РАССЧИТЫВАЛИ НА МУДРОСТЬ НЕМЦОВА И ЧТО ОН «ВОТ ЭТО» В ПАРТИЮ ТАЩИТЬ НЕ БУДЕТ»

Р.ГУДЯКОВ: Пусть так, но в Партии народной свободы состоит Борис Немцов, и именно как сопредседатель от «Солидарности». Может быть, тогда Борис Ефимович должен занять какую-то позицию?

В.МИЛОВ: Пускай решает. Мы подписывали коалиционное соглашение персонально с Немцовым. Конечно, мы понимали, что за ним может последовать все «вот это». Но мы рассчитывали на мудрость Немцова и политическую волю, что он «вот это» все в партию тащить не будет. Это действительно вопрос Немцова. Что он хочет, какие у него цели, за что он в итоге борется. Надо расставлять точки над «и».

Р.ГУДЯКОВ: На недавнем брифинге «Парнаса» в Москве журналист известной немецкой газеты выразил мнение, что «не увидел на Болотной площади семи тысяч людей», как об этом заявляли лидеры оппозиции. При этом вы обещали, что 16 апреля придет 10 тысяч сторонников. По итогам многие журналисты сходились на цифре в две – две с половиной. Что же было на самом деле?

В.МИЛОВ: Это намного более многочисленный митинг, чем все оппозиционные митинги последних лет. Это факт – кстати, тот немецкий журналист в ответ на мой встречный вопрос это признал. Что касается десяти тысяч, то это была амбициозная цель. Такой планки мы не достигли, но главное, что люди, пришедшие на митинг, не были разочарованы. С трибуны вообще вид был фантастический, мы фотографии в интернете вывесили. Там точно видно, что людей намного больше, чем даже 2 тысячи.

Р.ГУДЯКОВ: Вы считаете данный митинг суперпрорывом оппозиции?

В.МИЛОВ: К сожалению, я бы не стал говорить о суперпрорыве. И это, конечно, небольшое разочарование для нас. Но опыт последних лет мне подсказывает, что здесь надо рассматривать ситуацию в динамике. Наши митинги – осенний и апрельский – показали, что планка в полторы-две тысячи человек не является фатальной для оппозиции, и мы можем собирать намного больше людей.

Р.ГУДЯКОВ: Какие у вас прогнозы по поводу регистрации ПНС?

В.МИЛОВ: Что гадать! Здесь, как в старом анекдоте о вероятности выйти сейчас на улицу и увидеть динозавра – 50 на 50, либо увидишь, либо нет. Подождем, скоро все станет известно.

Р.ГУДЯКОВ: К праймериз уже готовитесь?

В.МИЛОВ: Давайте сначала дождемся регистрации партии, но я убежден в одном, что президентская компания «оппозиция против власти» по сценарию «все те же против всех тех же» - это плохой вариант, который просто отбивает желание у людей вообще участвовать хоть в чем-то, идти на выборы и кого-то поддерживать. Поэтому нужно что-то свежее.

Р.ГУДЯКОВ: Вы уже можете назвать свою кандидатуру?

В.МИЛОВ: Для нашей коалиции, думаю, я был бы лучшим кандидатом на выборах. Антирейтинга у меня нет, я не слишком молод и не стар, при этом за спиной профессиональный багаж, могу и митинги большие организовывать, и программу развития страны предложить. Дебаты всегда выигрываю, людям мои мысли и идеи интересны. Главное – свежее лицо в политике, это то, что сейчас нужно. Ругают меня за то, что я грубоват с оппонентами бываю иногда, но наша российская политика такова, что без жесткости тут не обойтись, необходимы бойцовские качества. Зато каких-то других претензий, вроде похождений с Катей-Муму, недвижимости в Нью-Йорке или коррупции на госслужбе, мне не могут предъявить. Хотя за годы моей государственной и политической деятельности времени, чтобы что-то на меня найти, было предостаточно.

РСН
Tags: Политика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments