luiza7 (luiza7) wrote,
luiza7
luiza7

Онлайн-интервью с Г.А. Явлинским, Часть 3

Оригинал взят у luiza7</lj> в Онлайн-интервью с Г.А. Явлинским, Часть 3


В программе "Поединок", которая состоялась 6.10.2011, Владимир Соловьев задал вопрос Сергею Митрохину по поводу программы "Земля -- дома -- дороги": А как землю раздавать будете? Ведь участок участку рознь. Один получше, другой похуже. Один у леса, другой у речки и т. д.". На что внятного ответа не прозвучало. А ведь это важный момент. Тут и недовольство получающих участки, и коррупция. // Иван

Меня очень заинтересовала программа про землю, там так много проблем затронуто -- и жилье, и внутренний спрос. Но еще хотелось бы узнать, какие у вас планы на проблему образования? Оно у нас в таком плачевном состоянии сегодня... Какие-то меры на этот счет планируются? // Анна

А вы могли бы отказаться от поддержания имиджа великой России ради богатства и благополучия ее населения? Например, путём вступления РФ в НАТО, ЕС, США?.. // Юлий Петров

Я хотел бы сказать, что много задано мне вопросов по поводу этой программы, я очень рад. Я считаю, это вещь чрезвычайно важная, потому что землю обещали людям с 1861 года, довольно давно, правда? И все правительства что-то обещали, и никто ничего не сделал. Мы самая большая страна мира, земли у нас очень много. Сегодня средства есть у государства, а мы продолжаем землю не отдавать.

Смысл того, что мы предлагаем, заключается в том, чтобы принять абсолютно обязательное для всех политическое решение, и дать гражданам, людям землю бесплатно. Мало того, эту землю обеспечить инфраструктурой, обеспечить дорогой, электроэнергией, водоснабжением, газом, это же все можно сделать, деньги на это есть. Что касается технических вопросов -- как распределять, кому. Вы знаете, в какой сфере меньше всего коррупции? В раздаче пенсий. Не в пенсионных фондах, а на почтах, где пенсию раздают. Вы понимаете почему? Потому что если бабушке положена пенсия, то придется отдавать. Если вы сегодня ее не отдадите, завтра придется отдавать. Потом она может своих соседей позвать, они все вместе с ней придут, и пенсию придется отдавать. Если все будут люди знать, что это их право -- получить землю, такое же, как у старушки получить пенсию, -- ситуация с коррупцией, и разговор с чиновником, и его поведение будут совсем другими. Вопрос состоит в том, чтобы люди знали, что это их право. Проблема в России заключается в том, что люди не знают своих прав. Не то что не знают, а и не имеют. И та система, которая была создана десять или даже двадцать лет назад, поразила людей в правах. У них так и не появились эти права, безусловные, на которых они могут настаивать. Ведь, когда вы получаете паспорт, вы получаете его без коррупции? Все люди имеют паспорт, так же должно быть в нашей стране. По такому же принципу должна быть ситуация и с землей. Поэтому к этой программе можно предъявить миллион вопросов, и все они будут правильные, и все справедливые, и все честные. Но сначала нужно принять политическое решение, а потом мы будем с этими вопросами разбираться.

А если вы хотите со мной сыграть в игру "Что? Где? Когда?", то я вам скажу, я бы так решил вопрос: если хороший участок земли -- на тебе 30 соток, а если неудобный -- может, ты согласишься на 50 соток. Может, люди скажут -- тогда давай, тогда хорошо. Есть миллион способов решить сложные вопросы, только надо, чтобы воля была.

А как это сделано в развитых странах мира, в Европе? Там покупали эту землю. Но у нас сложилась другая ситуация. Там тоже какие-то участки более выгодные, какие-то менее. Там регулировалось за счет цены, здесь за счет размера. У нас заселенность страны-то очень небольшая.

Иначе говоря, я готов подробно рассказывать про эту программу, мы провели много расчетов по ней. Но в конечном счете это программа всего государства, и это надо обсуждать всеми, это должно все правительство работать, все Министерство экономики, весь Минфин, и тогда это примет конкретные очертания. Мы бьемся за то, чтобы эта программа стала политической реальностью, и тогда уже будем расчеты проводить. Но у нас расчеты есть, подробные. Я вам оставлю книжку про это.

Путем вступления России в США -- к такому не сильно готов, не совсем понимаю, что человек спросил. Это он увлекся. А вступление в ЕС, как устроен этот ЕС, для России маловероятно. Просто он так устроен, что России там куда входить? Но то, что России нужно двигаться по европейскому вектору, к Европейскому союзу, искать новые с ним формы интеграции, создавать качественно новые отношения с ЕС, -- безусловно. И в перспективе, конечно, Россия будет союзником НАТО. Какой сегодня вопрос обсуждается? Вопрос о том, как Россия вместе с НАТО и с США будет создавать планетарную защиту от небесных тел -- я читаю это в ведущих газетах, и это выглядит как то, что у людей от горя просто с рассудком что-то не то, но они всерьез обсуждают, что вот, летят кометы в сторону Земли. И Россия вместе с НАТО -- газеты серьезные, в редакционных статьях обсуждают, и это действительно, и президент России этим интересуется. Мне хочется сказать: вы хоть по ПРО бы договорились, что вы там про планетарное, по ПРО не могут договориться. Это же так интересно, Москва с Московской областью все ссорятся, никак чего-то поделить не могут, а в планетарном масштабе -- это мы всегда.

Если говорить серьезно, это же очевидно. Через 20--30 лет в мире не будет развивающихся стран. Будут страны только развитые и неразвитые навсегда. Россия относится к небольшому числу стран, которые находятся сегодня посредине и для которых стоит вопрос: через тридцать лет мы будем в числе наиболее развитых стран или среди стран, неразвитых навсегда. Правда, для России и такой вопрос не стоит, потому что если Россия окажется в числе неразвитых стран, она просто развалится. Это особенность нашей страны. Потому у России есть только один вектор движения -- в Европу, в союзы с наиболее сильными и перспективными странами в мире. Это и будет великая Россия. Самая великая Россия -- это та, которая сохранится в нынешних границах в XXI веке.

После несправедливой приватизации 90-х годов у многих людей до сих пор сохраняется чувство протеста, несогласия со всем тем, что произошло с народной собственностью. Как партия "Яблоко" собирается решать эту проблему? // Евгения

У партии "Яблоко" есть специальная программа, разработанная в 2003 году. Это программа легитимации крупной частной собственности. Однажды я публиковал большую статью в двух частях в "Газете.Ru", как раз посвященную этой теме. Тогда на нее никто не обращал внимания. А тема эта очень серьезная. Если говорить коротко, то "Яблоко" выступает за то, что необходимо провести пакет законов по легитимации крупной частной собственности и принять решение о том, что все сделки, которые были сделаны, являются легитимными. Однако при этом ввести компенсационный налог, единоразовый, связанный с компенсацией обществу от несправедливо проведенной приватизации. Это мы считаем очень важным. И есть специальная такая целая программа, нами подготовленная. Я думаю, что ни у кого такой нет.

Когда арестовали (бывшего главу МФО МЕНАТЕП Платона) Лебедева, эта программа начала разрабатываться. Потому что стало ясно, что это тупик.

Очевидно, что рыба гниёт с головы. Каковы были бы ваши методы борьбы с коррупцией, если бы вы стали президентом? Без победы над коррупцией (или хотя бы уменьшения ее до приемлемого уровня) невозможны никакие начинания, невозможен прогресс. // Владислав

Борьба с коррупцией -- это смена власти. Первые шаги по борьбе с коррупцией, которые должны быть, -- это шаги, связанные с тем, чтобы власть менялась. Нужно уменьшение сроков президентства, должно быть два по четыре, а не два по шесть, и должно быть записано то, о чем мы уже говорили, -- что нельзя одному человеку больше двух сроков, не просто подряд, а вообще. Без смены власти никакую коррупцию нельзя победить.

Но в то же время есть частные меры, которые необходимы. И их довольно много. Например, мы считаем, что нужно полностью ратифицировать конвенцию ООН о борьбе с коррупцией, с тем чтобы чиновники заполняли не только декларации о доходах, но и декларации о расходах и можно было это проверять.

Во-вторых, мы считаем, и это тонкий вопрос, что в сложившихся условиях допустима провокация взятки. Если вы проводите провокацию взятки и чиновник поддался на эту провокацию, то мы считаем, что в отношении его не должно быть уголовного преследования. Но он должен быть немедленно уволен с государственной службы.

Дальше мы считаем необходимым провести, и это идея Сергея Митрохина, и она очень глубокая и правильная, провести полный аудит всего законодательства на предмет коррупционности. Потому что в самих законах очень много коррупционных элементов.

Дальше мы считаем необходимым введение новой системы оплаты чиновничества. Мы считаем, что с определенными ключевыми категориями чиновников должен заключаться госконтракт, зарплата их должна быть нормальной, такой, как в среднем по стране, но им может быть предоставлен довольно крупный потребительский кредит, с помощью которого они, если они профессиональные, высококлассные государственные управленцы, смогут решать насущные задачи своей семьи. И если контракт заключается на 15 лет и в течение этих 15 лет к этому чиновнику нет претензий с точки зрения профессионализма и, главное, с точки зрения коррупции, инсайдерства и конфликта интересов, то после завершения контракта ему все это оставляют. А вот если он увольняется с работы по причинам коррупции, непрофессионализма, халатности, бюрократической волокиты или каким-то другим -- тогда он выплачивает весь этот кредит, да еще и с весьма существенными процентами.

С одной стороны, таким образом мы предлагаем решать вопрос о том, какого качества должно быть чиновничество, то есть оно должно хорошо оплачиваться, а с другой стороны...

Еще один момент: мы считаем необходимым проведение гораздо более тщательного и гораздо более высококачественного аудита предприятий-монополистов с точки зрения тарифов, которые они устанавливают. Потому что то, что мы сегодня имеем, -- это вещь очень странная иногда. И, мало того, все предприятия, которые получают госзаказы, и которые получают госкредиты, и в которых присутствуют госсредства, должны быть абсолютно прозрачными, подотчетными. И мы знаем, как выстроить соответствующие сайты и процедуры, по которым они будут конкретно отчитываться относительно всего того, что они получают от государства.

Вообще говоря, коррупция -- это вопрос исполнения законов и вопрос смены власти. Без смены власти никакую коррупцию победить невозможно. И все эти процедуры могут быть запущены только в том случае, если есть серьезная смена власти.

Что нужно сделать, чтобы наш суд стал действительно независимым и осуществлял свою деятельность только по закону? Что бы перед судом были все равны -- и президент, и простой человек? // Евгения

Сначала скажу о самом общем вопросе, что нужно сделать: должна быть политическая воля, то есть должно быть желание у первых лиц государства действительно это сделать. Это главное. А если такая воля будет, то целый ряд решений нужно принимать, начиная с пересмотра неправосудных приговоров. Прежде чем вы сделаете справедливый суд, отпустите людей, которые несправедливо сидят. Сидят за взятки, за наветы, за специальные рейдерские... Вы дали взятку -- и кого-то посадили. Можно даже расценки назвать, и вы тоже, наверное, их знаете -- сколько нужно заплатить, чтобы вашего товарища посадили. Есть люди, которые вам точно скажут. Это измеряется миллионами долларов, и есть прямая пропорция между этими миллионами и сроками, которые вам дадут.

Если говорить серьезно, то сначала нужен пересмотр неправосудных приговоров. Это специальная процедура, при которой принимаются специальные решения в отношении тех судей, которые честно расскажут, по каким делам они принимали решения вот такого рода. И эти люди будут освобождены.

В мире так всегда происходит. Если вы не выпустите людей, которые сидят, если вы не наведете с ними справедливость, то всякие ваши мероприятия по суду носят абстрактный характер.

Я готов к вам прийти и специально обсуждать эту тему, но ее лучше обсудят настоящие юристы. Вдумайтесь, представьте себе, приходит новый президент, собирает представителей Верховного суда, коллегию и так далее и говорит им: первая задача, которую я ставлю перед вами, -- это предложить мне схему и концепцию пересмотра неправосудных приговоров. Идите, думайте. Вы что думаете, они не придумают? Они один раз не так придумают, другой раз, в конце концов они придумают и придут с этим, и начнется эта работа.

Я хочу внушить вам уверенность, что можно решить все ключевые проблемы, если есть желание их решать. А если нет желания решать -- тогда не о чем и разговаривать.

Мы считаем, что назначение всех федеральных судей должно происходить Советом федерации и исключительно по предложению судейского сообщества. Оно само должно предлагать судей Совету федерации для их назначения. Сегодня это делает вообще президент. Судейское сообщество -- не обязательно начальники, не значит, что они им подчиняются. Просто это судьи, и они предлагают кандидатуры. Идеальных решений в этом отношении нет. То, что я вам сейчас предлагаю, -- это то, что обсуждается в судейских сообществах. Это не мои соображения и не мои инициативы, потому что я не являюсь специалистом в области судебного дела.

Я вообще считаю, что все ключевые назначения должны производиться сообществами, в академии наук или в педагогическом сообществе, медицинском сообществе, профессиональными сообществами. Также и в части судей, судебное, судейское сообщество предлагает кандидатуры в СФ. Конечно, это другой должен быть СФ. Здесь все одно за другое цепляется.

Теперь: избрание председателей судов голосованием судей и ограничение двумя-тремя годами. Лишение председателей судов административных возможностей влияния. Расширение дел, которые рассматривают суды присяжных. Выборы мировых судей. Повышение требований к кандидатурам, которые назначаются в качестве судей. Переобучение для судей. Или вопрос, который всем будет понятен: как lдолжны распределяться дела между судьями? По жребию. А сегодня же они по-другому распределяются.

Есть такие очевидные вещи, которые нужно делать. Но это нужно шаг за шагом, долго-долго. Уважаемые друзья, если глубоко заглянуть -- на самом деле эта система не реформируемая. Я вам рассказываю все эти предложения, но я ведь отдаю себе отчет, что до тех пор, пока в стране не действуют законы, пока в стране нет разделения властей и пока в стране нет безусловного права собственности, ее реформировать невозможно, потому что нет точек опоры. Что вы ни придумаете -- оно все равно плывет. Невозможно решить эту проблему без людей. Если 10 человек где-то на самом верху придумают что-то делать, а людям будет безразлично, все будет не нужно, ни во что они не верят -- ничего не получится. Это будет верхушечное мероприятие, которое кончится ничем или свержением этих 10 человек.

Поэтому нужно сделать какой-то шаг, когда у людей впервые не отбирают что-то, не заставляют их затянуть пояса. Впервые людям не говорят, как один известный реформатор: вы будете жить плохо, но недолго. А впервые людям что-то дают. Отсюда возникает, в этом смысле, программа "земля". Люди в этой стране заслужили, чтобы они что-то получили от той страны, на которую работают все их предки всю их историю. Тогда изменится вся атмосфера, вся ситуация. Тогда можно делать следующий шаг, и тогда многие предложения, о которых я сегодня сказал, начнут обретать смысл. А для того, чтобы это стало реальностью, нужно голосовать на выборах.
.

Tags: Григорий Явлинский
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments