luiza7 (luiza7) wrote,
luiza7
luiza7

Category:

Лица советской интеллигенции. Борис Пастернак. Часть 2.


Лица советской интеллигенции. Борис Пастернак. Часть 2.
Авторский перепост поста от 27 февр. 2011г
В 1947г, в жизни опального поэта появляется новый, искренний и преданный друг. 14-летний Андрей Вознесенский, будущий кумир 60-х. Который будет поддерживать своего любимого учителя до самой его смерти. А любить – до конца своих дней.

В своих воспоминаниях, в главе «Мне 14 лет», Вознесенский, взахлёб, рассказывает о Пастернаке. С которым подружился с первой встречи.

Школьник Андрей переслал известному поэту тетрадь со своими стихами и был приглашён на встречу. Вот что Вознесенский пишет о первой встрече с Пастернаком. В 1947 году. «Он стоял в дверях. Всё поплыло передо мной. На меня глядело удивлённое удлинённо-смуглое пламя лица. Какая-то оплывшая вязаная кофта обтягивала его крепкую фигуру. Ветер шевелил чёлку. Не случайно он потом для своего автопортрета изберёт горящую свечку….
Поразила аскеза, нищий простор его нетопленого кабинета. Квадратное фото Маяковского и кинжал на стене…
Волна ужаса и обожания прошла по мне. Но бежать поздно…
Вскоре с ним стало очень просто….


Через два часа я шёл от него, неся в охапке его рукописи для прочтения и самое драгоценное – машинописную, только что законченную, первую часть его нового романа, в прозе под названием «Доктор Живаго» и изумрудную тетрадь новых стихов из этого романа, сброшюрованную багровым шёлкоавым шнурком.»

Вознесенский вспоминает, как писался и обсуждался роман.
Частями. Закончив очередную часть, Пастернак созывал гостей в Переделкино. На чтение. «Обычно гостей бывало около двадцати». Среди гостей были Анна Ахматова, Федин, актёр Ливанов с женой, Рубен Симонов, Ираклий Андроников, чтец Журавлёв, Всеволод Иванов, Асмус, Генрих Нейгауз, Рихтер и другие. «Какое пиршество взору! Какое пиршество духа! Ренессансная кисть, вернее, кисть Боровиковского и Брюллова, обретала плоть в этих трапезах… Он щедро дарил моему взору великолепие своих собратьев», - вспоминает Андрей Вознесенский.



В 1955 году роман «Доктор Живаго» был закончен.
Закончив роман «Доктор Живаго», Пастернак подвел итог своей жизни: «Все распутано, все названо, просто, прозрачно, печально. Еще раз... даны определения самому дорогому и важному, земле и небу, большому горячему чувству, духу творчества, жизни и смерти...».

Страшное сталинское время осталось позади. За окном была хрущёвская оттепель, время надежд. 65-летний поэт пытался опубликовать главный роман всей своей жизни на Родине.
Ведь в этом романе речь шла об историческом прошлом его страны, о судьбах русских интеллигентов, живших в годы революции, Гражданской войны и после этой страшной бойни.
Ведь, в этом романе ставились извечные вопросы: о смерти и бессмертии, религии и искусстве, войнах и революциях. О его, пастернаковском, понимании величия повседневности.
И, в конечном счёте, о ценности, обыкновенной человеческой жизни.

Но в издании романа в СССР поэту было отказано.
И тогда он передал книгу всей своей жизни для публикации прокоммунистически настроенному, итальянскому издателю Фельтринелли. В 1957 появилась публикация «Доктора Живаго» на итальянском языке. Вскоре последовали русское, английское, французское, немецкое и шведское издания романа за рубежом.

Началась травля поэта. Печать романа за рубежом в СССР рассматривали, как предательство.

В 1958 году кандидатура Бориса Пастернака была предложена на соискание Нобелевской премии по литературе прошлогодним лауреатом Альбером Камю, и Пастернак.стал вторым писателем из России, после И. A. Бунина, удостоенным этой высокой награды. Нобелевская премия была присуждена Борису Леонидовичу Пастернаку «За значительные достижения в современной лирической поэзии, а также за продолжение традиций великого русского эпического романа», но официальная советская пропаганда связывала её только с «антисоветским» романом «Доктор Живаго.

Травля поэта усилилась. «Литературная газета» 25 октября 1958 года писала: «Пастернак получил „тридцать сребреников“, для чего использована Нобелевская премия. Он награждён за то, что согласился исполнять роль наживки на ржавом крючке антисоветской пропаганды… Бесславный конец ждёт воскресшего Иуду, доктора Живаго, и его автора, уделом которого будет народное презрение.»
Литературной гавете вторили тысячи пропагандистов.
Московская организация Союза писателей, исключившая поэта из своих рядов, вслед за Правлением Союза Писателей, потребовала высылки Пастернака из Советского Союза и лишения его советского гражданства. Простые советские граждане присоединялись к этому требованию.

Под давлением общественности, Пастернак был вынужден отказаться от премии. Диплом и медаль были вручены его сыну только в 1989 г., во время горбачёвской перестройки. Сам роман, в СССР, был опубликован годом раньше, в 1988 году.

Бешеная травля подорвала здоровье немолодого поэта. В 1952 году у него был инфаркт. После травли, Пастернак стал болеть часто. Андрей Вознесенский пишет: «Последние годы много болел. Травля добила его. Я навещал его в Боткинской больнице.»
Но и в больнице Пастернак реагировал на всё происходящее. Он радовался успехам своего ученика, который стал кумиром миллионов. Он писал Вознесенскому из больницы: «Я – в больнице. Слишком часто стали повторяться эти жестокие заболевания. Нынешнее совпало с Вашим вступлением в литературу, внезапным, стремительным, бурным. Я страшно рад, что до него дожил. »

2 июня 1960 года Бориса Пастернака не стало. Он умер от рака лёгких.
В последний путь Великого Поэта Земли Русской провожали сотни людей. Но писателей среди них было немного. Для того времени это был смелый шаг.
В своих воспоминаниях Вознесенский, с благодарностью перечисляет всех писателей, которые пришли проститься с его учителем. Их было 14. «Поимённо: В. Асмус, В. Боков, А. Гладков, Ю. Даниэль, Вяч. Вс. Иванов, В. Каверин, Н. Коржавин, И. Нонешвили, Б. Окуджава, К Паустовский, Г. Поженян, А. Синявский, И. Эренбург…Все они не испугались, все рисковали»

«Несли не хоронить, несли короновать», пишет Вознесенский.
Он продолжает: « Его несли на руках, отказавшись от услуг гробовоза…Перед ним плелась ненужная машина. Под ним была скорбная неписательская толпа – приехавшие и местные жители, свидетели и соседи его дней, зарёванные студенты, героини его стихов…».

Криком отчаяния звучат строки стихотворения Андрея Вознесенского, написанного в день похорон:

«Вбегаю в дом его.

Пустые этажи.

На даче никого.

В России – ни души.»



Но это было не так. Пастернак передал эстафету поэзии и мужества шестидесятникам.



Использованы: материалы из Интернет. http://ru.wikipedia.org/wiki/Пастернак,_Борис_Леонидович

http://www.biografguru.ru/about/pasternak/?q=3871

http://www.peoples.ru/art/literature/poetry/oldage/pasternak/

http://perfilov.narod.ru/ser_poetry/pasternak/biografy.htm

http://media-2.web.britannica.com/eb-media/02/9702-004-4C2B3EB8.jpg

http://www.char.ru/books/p288455.jpg

http://pravkniga.ru/pictures/kniga/pasternak.jpg

attachment:/63/attachment63.jpeg

Андрей Вознесенский. «Пятый туз», изд- во Вагриус, Москва, 2002
Tags: Борис Пастернак, Искусство, История, Рассказы, Россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments