luiza7 (luiza7) wrote,
luiza7
luiza7

Categories:

Сердце на ладони. Данко нашего времени.


Сердце на ладони. Данко нашего времени.
Будучи идеологической сторонницей партии "Яблоко", членом партии я не являюсь. И поэтому мало кого из яблочников знаю хорошо и долго. А вот Андрея Бабушкина я знаю давно, с конца 90-х. И неплохо. Мы очень длительное время сотрудничали "по детскому вопросу". Всего у Бабушкина столько вопросов, что и не перечесть, но вот я занималась только детьми - в основном, безнадзорными. Дело в том, что, 92 г, когда я устраивала дочку в школу, директор уговорила меня поработать у них преподавателем информатики - поставили им компьютерный класс, из АГАТ-ов, были тогда такие, а преподавателя не было.
В эти, реально жуткие для неполных и проблемных семей, 90-е, в наших краях образовалась общественная организация "ИДД" - "Инициатива Добрых Дел" . Создали её взрослые члены проблемных семей, "чтоб не пропасть поодиночке". Потому что их кинули.
В начале, всё шло по принципу: "ты посидишь с моим, я позанимаюсь с твоим" и т. д.
Потом управа выделила помещение, стала присылать ещё ребят; организаторы стали ходить по школам и институтам, связанным с воспитанием и образованием, с просьбой помочь бедствующим семьям. Откликнулось много людей, и я, в том числе.
В какое-то время, мы столкнулись с проблемами национализма и наркомании. И мне сказали, что лучше всех, с ребятами, по этим вопросам, занимается Андрей Бабушкин, председатель Комитета "За гражданские права". И сказали, что ближайшее занятие будет в ЦВИМПЕ, в котором тогда, месяц содержали бедных беспризорников, которых вылавливали в облавах, на вокзалах и в других местах. Их приводили в порядок, с ними занимались, устанавливали их места жительства и отправляли по домам или по дет. домам - из-за горячих точек сирот было много. Потом дети, зачастую, опять бежали.
Когда мы с дочкой пришли в ЦВИМП, мне сказали, что Андрей Бабушкин приедет позже, чем было объявлено, но, поскольку я преподаватель, а у детей свободное время, то не уделю ли я им внимание. Я согласилась.
Сначала, мы поговорили с детьми о "Красном Кресте". Об этой организации знали все. Дети попросили меня написать поподробнее об основателе этой организации - я потом выполнила их поручение. Потом дети постарше стали рассказывать мне свои страшные истории, а помладше - рисовать с моей дочкой. И вдруг все закричали:"Андрей Владимирович!" и бросились к Бабушкину. Дети помладше забирались к нему на колени. Он всем малышам что-то дарил: ручки, блокнотики, какие-то игрушки.
А потом Андрей Владимирович стал рассказывать детям о том, что люди всех национальностей одинаково достойны любви и уважения. Тишина была абсолютная. Ловили каждое слово. Потом пошли вопросы. Дети не хотели уходить. И я поняла, что ничего подобного никогда не сумею, и моя задача - пригласить Андрея Владимировича в нашу школу. Я к нему подошла и попросила приехать к нам. Он согласился. С этого началось наше длительное сотрудничество. Бабушкин курировал тогда всё общественное движение Москвы. В то время, было много замечательных и интересных людей, бескорыстно помогавших людям, было много интересных встреч, предложений, обмена материалами; на обсуждение общественным организациям давали проекты законов.
У самого Бабушкина, в Комитете, тогда жили группы беспризорников, которых он кормил и воспитывал - на его, личном счету, я думаю, тысячи спасённых душ.
А ночами, Андрей Владимирович отвечал на письма заключённых, я до сих пор не знаю, когда и сколько он спит. Андрей Владимирович; к тому же, был муниципальным депутатом, и дела своего региона знал наизусть. И, при всём при этом, писал замечательные, полезные людям, книги.
Еженедельно вёл и ведёт приём населения. Он очень быстро разбирается в сути проблем, но, я, всё-таки, никогда не могла понять, как его на всё хватает. И, как хватает его на человеческое сочувствие в каждом из тысяч случаев.
И на любовь к живописи, хорошим стихам и много к чему ещё.
Недавно я прочитала большую статью о Бабушкине в "Новой Газете", написанную корреспондентом, который ездил с ним по тюрьмам. Корреспондент, почему-то, назвал Андрея Владимировича Дон-Кихотом.
Я с ним не согласна. Дон-Кихот, всё-таки, бился с ветряными мельницами. Подвижник и альтруист Андрей Бабушкин не склонен к иллюзиям. Чтобы это понять, достаточно прочесть, хотя бы одну его книжку.
Просто, у него сердце на ладони. Для всех. И, если уж с кем-то его сравнивать, то с горьковским Данко.
Tags: Россия, Яблоко
Subscribe

  • Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments