luiza7 (luiza7) wrote,
luiza7
luiza7

Categories:

Кончина Валентина Серова.

В 1911г Серов плохо себя чувствовал, но продолжал, несмотря на запреты врачей курить и работать на износ. Планы были громадными: кроме заказных портретов, он собирался издать «12 иллюстрации к басням Крылова», продолжить работу над своими античными картинами. Недавние события заставили Серова задуматься о прошлом и будущем своей страны. Он хотел написать серию картин о русской истории, особенно о времени Петра I. Его, с детства глухого на одно ухо, человека с больным сердцем, заинтересовала психология глохнувшего Бетховена – он сделал несколько набросков. Давно мечтавший о фреске, он получил заказ на роспись особняка Носовых и сразу начал писать эскизы. Серов был в расцвете сил; современники утверждали, что он был на пороге нового открытия в живописи. Грабарь завершал монографию о нём. Он утверждал, что каждая работа Серова - новое открытие. Так оно и было. Каждый раз художник искал новые формы для того, чтобы показать людям нутренний мир своих моделей. При этом, никогда им не льстил.
Знаменитый художник был энциклопедически образованным человеком; он живо реагировал на всё свежее и талантливое в области музыки, театра, литературы. Не пропускал ни одного знакового события не только в России, но и за её пределами. Но утром 22 ноября 1911г, когда Серов собирался на сеанс к княгине Щербатовой, ему стало плохо, и он скончался от сердечного приступа. Весть о его кончине ошеломила. Художнику было только 46 лет. В последнее время Серов говорил о скорой смерти, но знакомые считали, что Валентин Александрович просто устал, и у него на какое-то время сдали нервы. В доме Серова, вечно кому-то помогавшего, не было денег на похороны. Расходы взял на себя Остроухов. Народу было множество. Никогда прежде смерть художника не оплакивало столько людей. Его оплакивали и как художника, и как человека. Коровин в знак траура отказался от празднования своего пятидесятилетнего юбилея. Он говорил: «Со смертью Антоши от меня навсегда ушла надежда, что я не одинок, что у меня есть душевная опора». Остроухову во время похорон стало плохо, и он не смог дойти до кладбища. Горький пишет, что известие о смерти Серова «опрокинуло» его». О Серове скорбят все: Горький и Философов, Репин и Бенуа, Шаляпин и Мамонтов, Коровин и Брюсов, демократы и эстеты. Рерих пишет в своей статье: «Петербург не поверил смерти Серова. …Целый день требовали опровержений. Не хотели признать ужасного, непоправимого… Как об умершем просто нельзя говорить о В.А. Поймите, ведь до чего бесконечно нужен он нашему искусству…». М. Копшицер, автор прекрасной книги о Серове в серии «Жизнь в искусстве» объясняет всеобщую скорбь так : «Серов был для русских художников тем, чем был Толстой для русских писателей – их совестью. Свидетельств тому тьма.» Это – бесспорный факт. Но стал ли Серов совестью художников по случайному стечению обстоятельств? Нет. Если его блестящее окружение, его знаменитые учителя способствовали развитию необыкновенного дара художника, то Серова-человека сформировала его семья. Его мать, Валентина Семёновна, его родственники Симоновичи, были шестидесятниками. Вспомним, что Серова «несла музыку в народ», а теорию и практику Симоновичей до сих пор изучают педагоги. Вспомним, что второй муж Серовой был «политическим». Эти родные люди научили Валентина Александровича думать, в первую очередь не о себе, а о своей стране, своём искусстве, своём народе. Ещё в голодные 1890-е годы Серов помогает матери организовать бесплатные столовые; передаёт в фонд помощи голодающим или потерпевшим от погромов свои картины; в 1905г, после приезда матери в Москву, вместе с ней оказывает помощь бастующим рабочим. Он всегда заботится о своих нуждающихся студентах, предлагая выручить их деньгами. Он неустанно продвигает молодых художников; делает всё, чтобы пополнить достойными картинами Третьяковскую галерею. От природы наделённый абсолютным чувством цвета и безошибочным восприятием прекрасного, Серов в своём творчестве всегда социален. К какой бы группе художников он ни принадлежал. Он понимал окружающее, как реалист и мечтал об отрадном, как гуманист и романтик. События 1905г заставили Серова разочароваться во многих, но не изменили его самого. Он просто проявился, как Гражданин и Человек с большой буквы. Меньше всего на свете хочет он стать свидетелем кровавых исторических событий на Родине. Но он - незаурядный аналитик, и узнав о роспуске Государственной Думы приходит к выводу о неизбежности революционного развития России. «…это и есть единственный путь для революции», - пишет он Остроухову. Стрессы, связанные с удушливой обстановкой в предреволюционной России, разочарования во многих ранее уважаемых людях ускорили кончину этого светлого человека.
Вечная память!

Tags: Валентин Серов, Вечная память, Живопись, Рассказы, Россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments