luiza7 (luiza7) wrote,
luiza7
luiza7

Categories:

НЕСКОЛЬКО СТИХОТВОРЕНИЙ ПОЭТОВ-ФРОНТОВИКОВ О О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ

НЕСКОЛЬКО СТИХОТВОРЕНИЙ ПОЭТОВ-ФРОНТОВИКОВ О О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ.

Давид Самойлов.
СОРОКОВЫЕ РОКОВЫЕ

Сороковые роковые
Военные и фронтовые,
Где извещенья похоронные
И перестуки эшелонные.

Гудят накатанные рельсы.
Просторно. Холодно. Высоко.
И погорельцы, погорельцы
Кочуют с запада к востоку...

А это я на полустанке
В
своей замурзанной ушанке,
Где звездочка не уставная,
А вырезанная из банки.

Да, это я на белом свете,
Худой, веселый и задорный.
И
у меня табак в кисете,
И у меня мундштук наборный.

И я с девчонкой балагурю,
И больше нужного хромаю,
И пайку надвое ломаю,
И все на свете понимаю.
Как это было! Как совпало -
Война, беда, мечта и юность!
И это все в меня запало
И лишь потом во мне очнулось!..

Сороковые, роковые,
Свинцовые, пороховые...
Война гуляет по России,
А мы такие молодые!



Михаил Кульчицкий
Мечтатель, фантазер, лентяй-завистник!
Мечтатель, фантазер, лентяй-завистник!
Что? Пули в каску безопасней капель?
И всадники проносятся со свистом
Вертящихся пропеллерами сабель?

Я раньше думал: "лейтенант"
Звучит: "Налейте нам!"
И, зная топографию,
Он топает по гравию.

Война - совсем не фейерверк,
А просто - трудная работа,
Когда,черна от пота, вверх
Скользит по пахоте пехота.

Марш! И глина в чавкающем топоте
До мозга костей промерзших ног
Наворачивается на чeботы
Весом хлеба в месячный паек.

На бойцах и пуговицы вроде
Чешуи тяжелых орденов.
Не до ордена.Была бы Родина
С ежедневными Бородино.


Юлия Друнина

Я ушла из детства в грязную теплушку

Я ушла из детства в грязную теплушку,
В эшелон пехоты, в санитарный взвод.
Дальние разрывы слушал и не слушал
Ко всему привыкший сорок первый год.

Я пришла из школы в блиндажи сырые,
От Прекрасной Дамы в «мать» и «перемать»,
Потому что имя ближе, чем «Россия»,
Не могла сыскать.


Роберт Рождественский
В СОРОК ЧЕТВЕРТОМ
Везёт на фронт мальчика товарищ военный врач.
Мама моя, мамочка, не гладь меня, и не плачь!
На мне военная форма – не гладь меня при других!
На мне военная форма, на мне твои сапоги.

Не плачь! Мне уже двенадцать, я взрослый почти…
Двоятся, двоятся, двоятся рельсовые пути.
В кармане моём документы – печать войсковая строга.
В кармане моём документы, по которым я – сын полка.

Прославленного, гвардейского, проверенного в огне.
Я еду на фронт. Я надеюсь, что браунинг выдадут мне.
Что я в атаке не струшу, что время моё пришло…
Завидев меня, старухи охают тяжело:

«Сыночек… Солдатик маленький… Вот ведь настали дни…»
Мама моя, мамочка! Скорей им всё объясни!
Скажи, чего это ради они надо мной ревут?
Зачем они меня гладят? Зачем сыночком зовут?

И что-то шепчут невнятно, и тёмный суют калач…
Р
оссия моя, не надо! Не гладь меня! И не плачь!

Не гладь меня! Я просто будущий сын полка.
И никакого геройства я не совершил пока!
И даже тебе не ясно, что у меня впереди…
Двоятся, двоятся, двоятся рельсовые пути.

Поезд идёт размеренно, раскачиваясь нелепо, -
Длинный и очень медленный, как очередь за хлебом…



Александр Межиров
ПОЛУМУЖЧИНЫ-ПОЛУДЕТИ. Памяти Семёна Гудзенко

Полумужчины, полудети,
Н
а фронт ушедшие из школ...
Да мы и не жили на свете, –
Наш возраст в силу не вошёл.

Лишь первую о жизни фразу
Успели занести в тетрадь, –
С войны вернулись мы и сразу
Заторопились умирать.

Ион Деген
***
Мой товарищ, в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.

Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки.
Нам еще наступать предстоит.

Tags: Память, Поэзия, Советский Союз
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments