luiza7 (luiza7) wrote,
luiza7
luiza7

Category:

ОДИН ВЕЧЕР С ДАВИДОМ САМОЙЛОВЫМ

ОДИН ВЕЧЕР С ДАВИДОМ САМОЙЛОВЫМ
Много лет тому назад, в 1967 году, в год 50-летия Октябрьской революции, я училась в МЭИ.
Как всегда, осенью собиралась на картошку. Как все. И вдруг мне сообщают: "Остаёшься для подготовки праздничных мероприятий".
"Как, - возмущаюсь я - я уже сапоги резиновые купила, и, что я делать буду без своих ребят?"
"Ничего, - говорят, - первый курс остаётся, последний - тоже. А, к празднику приедут все"
Делать нечего, иду в деканат, прошу анкеты первокурсников, смотрю, кто, и что о себе пишет. А пишут о себе, любимых, хорошо.
Таланты!. Да, если бы их и не было бы? Всё равно, первокурсники - главная опора. Выпускники, меня точно, куда-нибудь да пошлют...
Для себя решаю - проведём поэтический вечер. Благо, у меня есть отличная книжка со стихами молодых поэтов-фронтовиков "Имена на поверке". По ней и поставим что-нибудь. Первокурсники оказались реально отличными ребятами, мы быстро набросали и утвердили сценарий про молодых поэтов- фронтовиков. Распределили роли. И начали репетировать.

Дело шло на лад. И можно было ехать, приглашать кого-нибудь из воевавших поэтов.
Тогда была организация, обратившись в которую, можно было пригласить на студенческий вечер поэтов, писателей и других интересных людей. Приехала в эту организацию, и даже в своё счастье сразу не поверила: оказалось, что в Москве Давид Самойлов! И его можно пригласить!

К нашему вечеру все вернулись с картошки. И стали меня спрашивать: "А танцы будут?". "Конечно", - отвечаю. "Вы там покороче, - сообщают мне. Танцы - это главное"
В день нашего вечера, поехали за Давидом Самойловым. Была договорённость, что мы привозим и отвозим гостя. Познакомились с поэтом. И, сразу попали под его обаяние: дружелюбный, прекрасный рассказчик, фронтовик. Лично знал поэтов, которым посвящён наш вечер. Сразу поднял нам настроение. Поняли, что вечер получится
И вечер, действительно, получился. После того, как мы показали наше представление, Давид Самуилович рассказал нам о поэтах, памяти которых был посвящён вечер, почитал стихи, ответил на вопросы. Ребята не хотели его отпускать. Про танцы забыли - отложили на другой раз.

Когда мы, после вечера отвозили Давида Самуиловича, он рассказал нам ещё много интересного. В частности, о том, как работал с "Театром на Таганке", в постановке пьесы об этих же поэтах-фронтовиках и об их друзьях.
К сожалению, никто из нас этого спектакля не видел.
Сколько лет прошло, а я помню многое из того, что рассказывал Давид Самойлов.
О том, какой Давид Самойлов поэт, и говорить не надо. Чтобы понять, что его поэзия самого высокого уровня, достаточно прочитать парочку его стихов.
Но, я здесь приведу только одно его стихотворение:
ПЕСТЕЛЬ, ПОЭТ И АННА
Там Анна пела с самого утра
И что-то шила или вышивала.
И песня, долетая со двора,
Ему невольно сердце волновала.
А Пестель думал: «Ах, как он рассеян!
Как на иголках! Мог бы хоть присесть!
Но, впрочем, что-то есть в нем, что-то есть.
И молод. И не станет фарисеем».
Он думал: «И, конечно, расцветет
Его талант, при должном направленье,
Когда себе Россия обретет
Свободу и достойное правленье».
— Позвольте мне чубук, я закурю.
— Пожалуйте огня.
— Благодарю.
А Пушкин думал: «Он весьма умен
И крепок духом. Видно, метит в Бруты.
Но времена для Брутов слишком круты.
И не из Брутов ли Наполеон?»
Шел разговор о равенстве сословий.
— Как всех равнять? Народы так бедны, —
Заметил Пушкин, — что и в наши дни
Для равенства достойных нет сословий.
И потому дворянства назначенье —
Хранить народа честь и просвещенье.
— О, да, — ответил Пестель, — если трон
Находится в стране в руках деспота,
Тогда дворянства первая забота
Сменить основы власти и закон.
— Увы, — ответил Пушкин, — тех основ
Не пожалеет разве Пугачев…
— Мужицкий бунт бессмыслен…—
За окном
Не умолкая распевала Анна.
И пахнул двор соседа-молдавана
Бараньей шкурой, хлевом и вином.
День наполнялся нежной синевой,
Как ведра из бездонного колодца.
И голос был высок: вот-вот сорвется.
А Пушкин думал: «Анна! Боже мой!»
— Но, не борясь, мы потакаем злу, —
Заметил Пестель, — бережем тиранство.
— Ах, русское тиранство-дилетантство,
Я бы учил тиранов ремеслу, —
Ответил Пушкин. «Что за резвый ум, —
Подумал Пестель, — столько наблюдений
И мало основательных идей».
— Но тупость рабства сокрушает гений!
— На гения отыщется злодей, —
Ответил Пушкин. Впрочем, разговор
Был славный. Говорили о Ликурге,
И о Солоне, и о Петербурге,
И что Россия рвется на простор.
Об Азии, Кавказе и о Данте,
И о движенье князя Ипсиланти.
Заговорили о любви.
— Она, —
Заметил Пушкин, — с вашей точки зренья
Полезна лишь для граждан умноженья
И, значит, тоже в рамки введена. —
Тут Пестель улыбнулся.
— Я душой
Матерьялист, но протестует разум. —
С улыбкой он казался светлоглазым.
И Пушкин вдруг подумал: «В этом соль!»
Они простились. Пестель уходил
По улице разъезженной и грязной,
И Александр, разнеженный и праздный,
Рассеянно в окно за ним следил.
Шел русский Брут. Глядел вослед ему
Российский гений с грустью без причины.
Деревья, как зеленые кувшины,
Хранили утра хлад и синеву.
Он эту фразу записал в дневник —
О разуме и сердце. Лоб наморщив,
Сказал себе: «Он тоже заговорщик.
И некуда податься, кроме них».
В соседний двор вползла каруца цугом,
Залаял пес. На воздухе упругом
Качались ветки, полные листвой.
Стоял апрель. И жизнь была желанна.
Он вновь услышал — распевает Анна.
И задохнулся:
«Анна! Боже мой!»
Давид Самойлов. 1965 г.
В сети много сборников этого замечательного поэта. И их можно почитать.

1 июня - День Рождения Давида Самойловна.
Вечная ему память!

Tags: ВОВ, Воспоминания, Поэзия, Рассказы, СССР
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments